Вы здесь: Начало // Литература и история // З. Н. Гиппиус в эмиграции — по ее письмам

З. Н. Гиппиус в эмиграции — по ее письмам

Темира Пахмусс

столкновение с Германией? Как велика коммунистическая партия во Франции? ″Моn Dieu! — с горечью восклицает поэтесса в письме к Герелль от 22 сентября 1935 г., — que d′événements absurdes dans ce monde fou! Les peuples s′agitent, ils courrent vers la destruction mutuelle avec une promptitude lunatique… Chacun ne pense qu′à soi-même sans comprendre que c′est justement quand on ne pense qu′à soi qu′on périt le plus vite″. Из Италии, 14 октября 1936 г., Гиппиус пишет Злобину, что она не может, не хочет верить в возможность новой мировой войны, «хотя от дубины Хитлера всего можно ждать».

Отношение Гиппиус к гитлеровской Германии было очень сложным: всю жизнь она ненавидела автократию и деспотизм, включая гитлеровскую систему правления; с другой же стороны, не допуская никакого компромисса или соглашения с советским правительством, как самым чудовищным воплощением абсолютизма и насилия над человеческой личностью, она готова была идти против «правителей в мужицких сапогах» в союзе с самим дьяволом. По временам она даже питала слабую надежду, что Гитлер, «этот идиот, что с мышью под носом»,25 сможет, уничтожив большевиков, спасти Россию от ее духовной гибели. Гитлер и Сталин, тем не менее, в ее глазах были всегда родными братьями,26 а большевизм и фашизм — растлением человеческой души советской и фашистской идеологией. 27

К концу жизни два события сломили дух Гиппиус — ее горестное открытие, что она неспособна долее участвовать более или менее непосредственно в борьбе с фашизмом и большевизмом, и смерть Мережковского в 1941 г. Ей оставались теперь только упование на Бога и надежда, что Провидение спасет мир от гибели. Ее страдания в молчаливом одиночестве находят свое поэтическое выражение в стихотворении 1943 г.

Как эта стужа меня измаяла,
Этот сердечный мороз.
Мне бы заплакать, чтоб сердце оттаяло,
Да нет слез …28

Мысль о смерти как единственном спасении от страданий, одиночества и от дотоле ей неведомого чувства равнодушия к жизни начала искушать ее.29 Она не винила Бога в своем страдании; напротив, утверждая, что она была безмерно счастлива в течение всей своей долгой жизни, перед переходом в «бытие-небытие» она смиренно принимала на себя «расплату» за счастье, за любовь, за творческий талант. Во французском переводе одного из своих ранних стихотворений, «Снежные хлопья», сделанном ею для Герелль, поэтесса передает свое смирение, приятие смерти и любовь, в которой она, вслед за Достоевским и Толстым, видела последнюю реальность. 30

Печальная, в полном отрыве от эмпирической реальности, Зинаида Гиппиус умерла одинокой смертью 9 сентября 1945 года.




 



Читайте также: