Вы здесь: Начало // Литература и история // З. Н. Гиппиус в эмиграции — по ее письмам

З. Н. Гиппиус в эмиграции — по ее письмам

Темира Пахмусс

неизменного, вечного, — но не услышат «все», не поймут, да еще какой-то слабый голос человека с его краткой жизнью. Но это не может и не должно останавливать, напротив: никакое слово о вечном, хотя бы в углу прошептанное, не пропадет. Как знак, нам даются «встречники»: один, двое, трое — из «всех», которые вдруг «услышат».

«Вечный план» «Небесных слов» — любовь во Христе и вечное стремление к идеалу, тема всего творчества Гиппиус — лежит также в основе ее большой поэмы «Последний круг»,18 написанной в самые последние годы ее жизни. Как и ее воспоминания «Дмитрий Мережковский»,19 «Последний крут» с художественной точки зрения значительно слабее других ее произведений;20 их историко-литературная ценность, однако, очевидна. Многое из воспоминаний Гиппиус вошло в труды ученых и критиков, например, ″The Russian Religious Renaissance of the Twentieth Century″21 Николая Зернова, ″Rebellious Prophet: A Life of Nicolai Berdyaev″22 Donald A. Lowrie, «Русский символизм и Религиозно-философские собрания»23 С. К. Маковского и многих других. Большой интерес для историков русской литературы и общественной мысли представляет «История интеллигентской эмиграции: схема 4-х пятилеток», составленная Гиппиус в конце 1939 г. Разделив историю русской интеллигенции в Париже на четыре периода (первая «пятилетка» — 1920—1925, вторая — 1925—1930, третья — 1930—1935, четвертая — 1935—1939), Гиппиус дает детальную характеристику каждого из этих периодов, с большим юмором рисуя происходившие внутри них литературные события, собрания, дискуссии на религиозные и политические темы, конфликты и столкновения, беллетристику и журналистику, историю издания русских журналов, газет и альманахов, и тому подобное. «Схема пятилеток» также рассказывает о роли, которую сыграли в истории русской интеллигенции в эмиграции В. Л. Бурцев, С. Л. Франк, М. П. Миронов, М. О. и М. С. Цетлин, И. И. Бунаков-Фондаминский, M. М. Винавер, А. Ф. Керенский, Бердяев, Милюков, Г. П. Федотов, К. В. Мочульский и многие другие. Упоминается распыление русской эмиграции к началу второй мировой войны, уход русских в «домашний мир», зарождение в них страха перед Гитлером и Сталиным и полное отсутствие духовных интересов.

В этот темный период в истории человечества Гиппиус решает еще раз напомнить своим современникам о значении свободы и культуры в жизни человека.24 Отсутствие свободы и культуры, предупреждает поэтесса, неминуемо ведет к духовной смерти; человеку необходимо «учиться свободе и культуре» для успешной борьбы против большевизма и фашизма. В письме от 16 декабря 1939 г. к Грете Герелль, своему самому большому другу в течение многих лет, Гиппиус признается, что ей хотелось бы быть опять полезной: «Dans cette nuit noir… rien ne démoralise autant que de rester sans rien faire et de se sentir dans le désert″. Она обеспокоена мыслью о возможности выступления Германии против других стран. Уже в середине тридцатых годов в ее письмах раздаются тревожные вопросы — достаточно ли сильна Европа, чтобы суметь предотвратить вооруженное /128/




 



Читайте также: