Вы здесь: Начало // Литература и история // З. Н. Гиппиус в эмиграции — по ее письмам

З. Н. Гиппиус в эмиграции — по ее письмам

Темира Пахмусс

от 23 сентября 1928 г. Гиппиус описывает это событие следующим образом:

Король очень «почтительно» говорил с Дм., начал по-русски, а потом по-французски. Ко мне обратился по-русски, а я м. б. по рассеянности, только что слыша фр., отвечала по-французски; тогда этот самый король говорит: Madame trouve que je parle si mal russe qu′elle préfère que je lui parle français″; я немедленно перехожу на русский, не сомневаюсь, мол, в ваших познаниях; он, как бы извиняясь, «Я прежде хорошо говорил, но теперь у меня нет практики, я забыл …» Тут я немножко, как все нашли, его «поучила»: «О, это нехорошо забывать русский язык…» Вообще было забавно. С владыкой Досифеем (превеселый монах, притом соловьевец), мы прямо друзья. Он меня так и зовет: «миленькая моя». Был еще банкет министров, а завтра … международного конгресса … Сегодня, сейчас, мы поедем еще на какой-то «чай», и еще куда-то вечером, не знаю.

В письме к Злобину от 30 сентября 1928 г. Гиппиус продолжает весело: «Король дал нам какой-то орден. Кроме того, прислал мне массу собственных папирос… Вчера мы завтракали в ′интимном′ дворце, на золотых и серебряных тарелках (sic!) Я сидела рядом с королем, а Дмитрий — с королевой». 6 октября 1928 г. она рассказывает дальше: «Бунину бы тоже дали ленту через плечо (1-й степени), а теперь только Дмитрию и Немировичу.15 Я с Зайцевым и Куприным — только звезды (все это нам вручено, в голубых футлярах), но мы и 2-й степенью должны быть почтены: она только у министров».

В Белграде и Загребе (в Загреб их пригласил, по словам Гиппиус, «соединенный Комитет ′врагов′ — сербов и хорватов») Мережковские дали ряд лекций о русской литературе девятнадцатого века под эгидой югославской Академии наук, а также несколько публичных лекций и выступлений, на которых Гиппиус по просьбе аудитории читала свои стихи. Большую радость ей доставил интерес молодежи Югославии к «Зеленой лампе» и журналу «Новый корабль». «Представьте, — писала она Злобину 6 октября 1928 г., — «Новый корабль» и «Зеленая лампа» здесь очень известны и в ходу».

Несмотря на то, что Гиппиус печатала свои стихи во многих журналах, альманахах и антологиях, всего лишь один сборник ее стихов вышел в 1938 г. под названием «Сияния». Усталость, разочарование в людях, пошлость окружающего эмпирического мира, но и любование природой, непоколебимая вера в любовь и силу человеческой личности; мольба к Богу об освобождении России — вот главные мотивы «Сияний». Точными словами, в характерной для нее сдержанной манере выражения, поэтесса рисует одиночество человека, находящегося в разрыве с жизненной данностью исторического момента. Как и другие сборники ее стихов, «Сияния» — это яркий пример той гармонии между словом, ритмом, рифмой и настроением, которую она нашла уже в самом начале своего творческого пути. Оксюмороны, парадоксальные концовки, аллитерации, звукопись, сложные эпитеты, краски, взаимопроникновение положительного /126/




 



Читайте также: