Вы здесь: Начало // Литература и история // З. Н. Гиппиус в эмиграции — по ее письмам

З. Н. Гиппиус в эмиграции — по ее письмам

Темира Пахмусс

и административной жизни России, о его влиянии на русскую императорскую фамилию, о петербургских и московских литературных встречах и кружках, о поездке Мережковских в Приволжье для встречи с представителями русских религиозных сект, о журнале «Новый путь» (1903—1904), о русско-японской войне, о революции 1905 г., о Религиозно-философском обществе Бердяева и так далее. «Живые лица» поэтому имеют большую ценность для историка русской мысли и культуры, предоставляя ему множество редких деталей жизни русской интеллигенции в начале века. Все повествование ведется в характерной для Гиппиус ясной и выразительной манере.11

В 1927 г. Мережковские организовали литературно-философское общество «Зеленая лампа», председателем которого был избран Георгий Иванов, секретарем — В. А. Злобин. На собраниях «Зеленой лампы» обсуждались вопросы религиозно-метафизического значения; велись дискуссии на литературные и политические темы.12 Гиппиус была довольна, что собрания «Зеленой лампы» пользовались большим успехом среди русских писателей в Париже, часто жалуясь, однако, на отсутствие поддержки со стороны участников собраний. Адамовичу она писала 4 января 1932 г.: «… в конце концов, я перед 3. Л., одна с моими фантазиями. Это мне может все вдруг надоесть. Не из каприза, а из-за отсутствия подпор».13

«Зеленая лампа» возникла из знаменитых «воскресений» Мережковских, на которых присутствовала вся élite русского образованного общества в Париже: профессор В. Н. Сперанский, Иосиф Лорис-Меликов, Г. Адамович, Г. Иванов, Б. П. Вышеславцев, С. К. Маковский, Бердяев, А. Ф. Керенский и многие другие. На «воскресеньях» говорилось о Святой Троице, о Третьем Завете, «метафизике любви», единстве жизни и смерти, философии Вл. Соловьева, Киркегарда, Гегеля, Ницше, Карла Маркса и т. д. Гиппиус предлагала на обсуждение своим гостям самые противоречивые тезисы для оживления и углубления их дискуссий. В. А. Мамченко, в письме к автору данной статьи от 8 декабря 1965 г., утверждает, что Гиппиус была «настоящим стимулом всех вдохновений и отчуждений» на «воскресеньях». «Она одна направляла и поддерживала линию дискуссий». Письмо Гиппиус к Адамовичу от 7 апреля 1930 г. содержит ее собственное описание одного из «воскресений»: «В воскресенье у нас был шум и волнение, и довольно интересно, а собрание вышло … без ′изюминки′. Хотя все говорили недурно. Поплав-ский развел декадентство: ′погибайте, погибающие…′, а Слоним, весь, как яичко, говорил очень gentiment, и я, побежденная, даже написала [об этом] председателю».13 Основным принципом «воскресений» была концепция свободы, о чем она писала, например, Мамченко 5 января 1937 г.:

Я держусь вашего мнения и старого принципа, т. е. свободы: пусть приходят те, кому интересно; кому неинтересно — те и сами не будут приходить… При такой свободе сохраняется и внутренняя свобода: всем можно говорить правду в глаза. Отбор сам получается, в конце концов: если после него останутся

/124/




 



Читайте также: