Вы здесь: Начало // Литература и история // З. Н. Гиппиус в эмиграции — по ее письмам

З. Н. Гиппиус в эмиграции — по ее письмам

Темира Пахмусс

там проведенные. Я не хуже вашего знаю, до какого высокого подъема духа могут дойти там люди. Письма, кот. я оттуда получаю, нельзя читать без чувства величайшего благоговения. Я знаю, я прямо вижу там, в России, — святых. Быть может, останься я там эти два года, и я бы приобрела это сияние. Но когда я уезжала — было еще время действенных надежд, борьбы и веры, что нужна какая-то волевая прямолинейность. Оказалось не нужна, но и святости той здесь не приобретешь … Я — если смею сказать — не приобретя святости и утратив очень многое, сохранила только себя. Насколько это большая ценность — вопрос другой.

О Церкви — я говорить не хочу. И не могу. Я могу только преклониться в данный момент перед Нею с тем же же благоговением, как могу перед святыми в России … в грешной России. Сейчас мне Россия чужда, поскольку в ней только святые и только грешники … там, как будто, нет «людей просто». А Церковь — уж конечно врата Адовы не одолеют ее.2

Русская колония в Париже изумляла Гиппиус своим безразличием к религиозным и политическим вопросам времени. В целом ряде своих статей она упрекала современников в их равнодушии к «вопросам первой важности» — большевизму, Русской православной церкви, судьбе человека в советской России3 и т. д., горячо отстаивая свою концепцию «свободной Русской православной церкви», независимой от государства. По этому вопросу разгорелась оживленная полемика между Гиппиус, Бердяевым и Милюковым. На вопрос Милюкова о сущности новой церкви Мережковских Гиппиус писала в 1925 г.: «На ваш логический вопрос ′где же эта церковь?′ — мы отвечаем: ′в будущем′. Это, формально, тот эксперимент Церкви без папы и цезаря, который предстоит ′… нам′, говорите вы; кому — нам? России? Русскому народу? Мне неясно, что вы тут разумеете. Как будто все-таки выходит, что вы-то (символически) церковь без папоцезарима или цезарепапизма не мыслите, никакую».4 В письме к Бердяеву от 13—16 мая 1926 г. Гиппиус так определяет свою позицию:

Я совершенно не считаю себя находящейся вне Церкви, и той именно, к которой по рождению и крещению принадлежу, догматы и Таинства которой признаю. Буду считать себя вне Церкви тогда, когда она меня отлучит. Но и тогда я не буду против нее, как вы говорите (вы еще прибавляете, что я «желаю ей зла…»). [Епископ] Вениамин, как и другие, наверно не думает, что я «хочу зла церкви», и еретизма исключительного во мне не видит, и даже преспокойно служил молебен перед всеми моими образами, из коих половина — католическая. Говорю это не в укор — вам, и даже не о вас специально думаю, — слишком много перед глазами других ревнителей православия.5

Взгляды Гиппиус на Русскую православную церковь тесно переплетаются с ее концепцией государства. В ее статьях мы находим /122/




 



Читайте также: