Вы здесь: Начало // Литература и история // З. Н. Гиппиус в эмиграции — по ее письмам

З. Н. Гиппиус в эмиграции — по ее письмам

Темира Пахмусс

Temira Pachmuss

Темира Пахмусс

О Зинаиде Гиппиус написано немало воспоминаний ее современниками; в некоторых из них, однако, ее образ подвергается искажению. Автор данной статьи поэтому поставил своею целью дать не только резюме многообразной деятельности и главных этапов жизни поэтессы, но в первую очередь попытаться осветить сложную личность Гиппиус по ее же письмам.

В письме к Бердяеву от 13 июня 1923 г. Гиппиус дает следующую картину своей жизни в Париже после прибытия из Польши в 1920 г.: «Я … ясно вижу, что выброшена отовсюду и некуда приложить сил, которые у меня еще остались. Нечего и не с кем делать. Страшное состояние, и для моей природы неподходящее».1 Несколько раньше, 20 февраля 1923 г., она пишет Бердяеву:

Что касается меня — то не говорю уже о том, что в России я фактически последние годы была лишена всякой возможности какой-нибудь работы — здесь, в Париже, делать совершенно нечего.

Вначале, когда мы приехали сюда после полугодовой варшавской горячки, времена были другие несколько; теперь странно о них вспоминать; теперь Париж, в русском смысле, пустыня; нет ничего, и даже нет никаких возможностей для бытия чего-либо. Эмигранты — одичалые единицы или замкнутые старые кружки, как старые эсеры, сухая и тупая группа Милюкова. Все это недвижимо и непроницаемо. Единственная газета, — Милюкова, — курам на смех … Есть еще церковный кружок, но это и все; окружение его — неинтересные «остатки» русской бюрократии, с которыми нам просто нечего делать и не о чем говорить. Остается одно: уйти каждому в себя, в собственную личную работу. Так люди, по возможности, и делают. Так ушел и Д[митрий] Сергеевич], так пытаюсь делать и я, хотя с непривычки очень трудно писать с сознанием, что это для себя и только … Почти незаметно, у нас с Д. С., начинается склонение к французским кругам… Для заработка Д. С. иногда прямо по-французски пишет, да и я до этого разврата дошла, как это ни абсурдно.2

О своем новом отношении к России и к Русской православной церкви после революции 1917 г. Гиппиус сообщает в том же письме:

Россия? Нет, я без доброго чувства вспоминаю последние годы,

/121/




 



Читайте также: