Вы здесь: Начало // Литературоведение // Зинаида Гиппиус и Анна Ахматова

Зинаида Гиппиус и Анна Ахматова

Нина Королева

В поэзии Ахматовой и Гиппиус можно найти много перекликающихся образов, — это и реалии прекрасного северного города Петербурга с его полноводными реками, белыми ночами, мостами, бесконечно длящейся зимней ночью, снегом, морозом, ветром, валящимися с мостов каретами. Это образы зеркальных отражений, двойных зеркал (у Гиппиус: ″И в верхнем — качались травы, / А в нижнем — туча бежала… / Но каждое было лукаво, / Земли иль небес ему мало, — / Друг друга они повторяли, / Друг друга они отражали… <… > И были, в зеркальном мгновеньи, / Земное и горнее — равны. ″ — ″Зеркала″ (274). Ахматовские зеркала и зазеркалья, гость, являющийся из глубины зеркал и пр. хрестоматийно известны). ) Это образ отданного кольца, как будто пришедшего в поэзию Гиппиус из ахматовской ″Баллады о черном кольце″:

Смотрю в лицо твое знакомое, Но милых черт не узнаю. Тебе ли отдал я кольцо мое И вверил тайну — не свою? Я не спрошу назад, что вверено, Ты не владеешь им, — ни я; Все позабытое потеряно, Ушло навек из бытия. (279)

Акмеистический стих Ахматовой проще и ″заземленнее″, приближен к фольклорной традиции и к быту российской барышни. Гиппиус уводит сюжет в символистские тайны, раскрытые Господом человеку ″из нежности и жалости″. Но исходный образ ″отданного кольца″ — един.

Еще одно, казалось бы, совсем неожиданное сближение. У Ахматовой есть жесткое стихотворение о волке, на которого идет охота круглый год и судьбе которого поэт уподобляет свою судьбу. Среди стихотворений Гиппиус 1925 года есть стихотворение, построенное на использовании того же образа, написанное тем же размером, что и ахматовское, но, разумеется, с иным, ″гиппиусовским″ решением темы: вместо ахматовского страдательного покорства — сопротивление подрастающего волка, угроза, отмщение за обиды своей матери-волчихе-революции, выкормившей его, как когда-то волчица выкормила Ромула

/347/




 



Читайте также: