Вы здесь: Начало // Литературоведение // Зинаида Гиппиус и Анна Ахматова

Зинаида Гиппиус и Анна Ахматова

Нина Королева

Близки Ахматова и Гиппиус в восприятии послереволюционной российской действительности. Обе негодуют при мысли о возможной сдаче Петрограда немцам, флот которых стоит на подступах к городу. В дневниках Гиппиус — подробные записи о военных продвижениях немцев в начале 1918 г. : взятие Луги, Нарвы, Риги, ″немцы уже в Териоках″, вот-вот возьмут Гатчину. По слухам, в условиях Брестского мирного договора есть ″тайные пункты″, по которым Петроград будет сдан немцам без боя. Патриарх Тихон уже ездил к немецкому послу Мирбаху договариваться о реставрации монархии и о судьбе православной церкви. Так пишет Гиппиус, а у Ахматовой —

Когда в тоске самоубийства Народ гостей немецких ждал И дух суровый византийства От русской церкви отлетал, Когда приневская столица, Забыв величие свое, Как опьяневшая блудница, Не знала, кто берет ее… (1, 316).

Эти злые, наполненные возмущением строки близки к яростным стихотворениям Гиппиус о ″блевотине войны — Октябрьском весельи″ и пр. Роднит поэтов ощущение трагической беспомощности в годы кровавой смуты 1917-1918 гг. У Ахматовой:

Я в этой церкви слушала Канон Андрея Критского в день строгий и печальный, И с той поры великопостный звон Все семь недель до полночи пасхальной Сливался с беспорядочной стрельбой, Прощались все друг с другом на минуту, Чтоб никогда не встретиться… И смуту Кровавую я назвала судьбой.

У Гиппиус нет смирения перед кровавой смутой, нет покорного приятия судьбы из рук Божьих:

И если это Божья длань — Кровавая дорога — Мой дух пойдет и с Ним на брань, Восстанет и на Бога. (214)

Ахматова смиренно принимает тяжкую судьбу вместе с Родиной, ″столицей дикой″, расхищенной культурой, преданной свободой: /345/




 



Читайте также: