Вы здесь: Начало // Литература и история // Вячеслав Иванов в Италии (1924—1949)

Вячеслав Иванов в Италии (1924—1949)

Алексей Климов

Таким образом, к середине тридцатых годов Вячеслав Иванов занимал уже видное и почетное место в интеллектуальной жизни Запада. И именно к этому периоду относится частичное сближение Иванова с русской эмиграцией.

Способствовали этому сближению и внешние обстоятельства: к тому времени в России умерли или были смещены все лица, которые ручались за Иванова при его отъезде в Рим или помогли ему получить пенсию. Связанным он себя больше не чувствовал. «Первой ласточкой» был неожиданный визит приехавших в Рим Мережковского и Гиппиус в 1934 г. В последующие годы — хотя Рим оставался по-прежнему «на отлете» от эмигрантской жизни — Иванова навестили многие представители русского литературного Парижа. Гиппиус и Мережковский заезжали каждый год. Из других наиболее видных писателей следует назвать М. А. Алданова и Ивана Бунина. Редкие появления последнего были, по воспоминаниям О. А. Шор, «особенно оживленными».17 Война и тяжелые послевоенные условия отчасти прервали это растущее сближение.

Хотя Иванов от какого-либо политического участия в эмигрантской жизни по-прежнему отказывался, с 1936 г. он стал печататься в парижских «Современных записках». Выступил он с циклом «Римские сонеты» в 62-й книге, и почти в каждом последующем номере журнала — вплоть до последнего, 70-го, вышедшего в 1940 г. — появлялись его стихи. В 1937 г. он поместил статью о Пушкине (кн. 64), а в 1938 г. приготовил статью о поэзии, которая, однако, была напечатана только через 25 лет, в «Новом журнале».18

Мы приведем ниже приветствие Иванова, которое он направил Мережковскому по поводу его 70-летия. Письмо явно предназначено для чтения вслух, и оно было полностью оглашено на банкете в честь Мережковского, состоявшемся 14 декабря 1935 г.19 Оно является, таким образом, первым официальным актом сближения Иванова с эмиграцией. Это приветствие написано почти одновременно с письмом к русскому эмигранту, которое цитировалось выше, и отнюдь не отменяет положений высказанных там. В этом отношении весьма характерно, что Иванов говорит о Мережковском как о «ясновидящем художнике-всечеловеке» и ни разу не упоминает его национальности. Приводим Текст полностью: /159/




 



Читайте также: