Вы здесь: Начало // Литература и история // Вячеслав Иванов в Италии (1924—1949)

Вячеслав Иванов в Италии (1924—1949)

Алексей Климов

Что́ в грудь мою вселяло дрожь
Восторга сладкого …

Внутренний голос говорил Иванову, что давно пора вернуться к роману, работу над которым он в течение всего 1944 г. совсем забросил. Ценители русской поэзии не могут не пожалеть о прекращении замечательной лирической струи: после 1944 г. Иванов написал только три новых стихотворения.

***

Вячеслав Иванов скончался в Риме 16 июля 1949 г. Чувствуя приближение конца он за несколько часов до смерти просил О. А. Шор обещать ему, что она «спасет его Светомира». И она обещала …

Речь идет о романе, который Иванов начал писать в 1928 г., но который назревал в его творческом сознании еще задолго до этого. Роман называется «Повесть о Светомире царевиче», и Иванов подчеркивал, что считает его главным делом своей жизни. Но закончить роман ему не удалось; он успел написать лишь пять из намеченных двенадцати книг, причем они составляют фактически только предысторию всего повествования. Заканчивала «Повесть» уже О. А. Шор, посвятив на это целых пятнадцать лет труда и написав четыре большие книги. Сделать это она решилась потому, что Иванов часто и подробно обсуждал роман с ней в течение работы над ним. И еще задолго до смерти он разработал весь план повествования. Этого плана О. А. Шор строго и придерживалась, используя вдобавок свое великолепное знание всего творчества Иванова. 23

Самая яркая черта романа — звучный, певучий, архаизованный язык первых пяти книг. Чувствуется влияние былин, древнерусских сказаний, летописей. Перейдя на «просторечье» в стихах, поэт как бы выявил свое глубокое тяготение к торжественному слогу в богатой, ритмической прозе.

В «Повести» имеется большое количество отголосков русской истории. Но главная тема выходит далеко за пределы обычных национальных и исторических понятий, и события, которые разыгрываются в «белом царстве, христианском государстве», имеют прежде всего общечеловеческий, духовный смысл. Здесь поставлена проблема Человека в конечном, эсхатологическом аспекте, и в этом отношении есть много общего с поэмой «Человек». Но в романе замысел несравненно более широкий: Иванов задумал миф о человеке (Светомире), который через преображение плоти и духа преодолевает свою греховную человеческую наследственность («змиево семя»). /163/




 



Читайте также: