Вы здесь: Начало // Литературоведение, Собеседники // Вячеслав Иванов и Осип Мандельштам – переводчики Петрарки

Вячеслав Иванов и Осип Мандельштам – переводчики Петрарки

Томас Венцлова

Нагнетаются повторы, анафоры, параллелизмы. Что же касается чисто смысловой стороны, то здесь Иванов, казалось бы, близко следует за Петраркой: не менее 15-ти полнозначных слов совпадают по смыслу, и строго соблюдено общее движение лирического сюжета. Однако стоит отметить два интересных семантических сдвига.

Во-первых, Иванов переводит пространственную определенность Петрарки (il cielo et le campagne) во временную определенность (летний мрак). Не исключено, что подобные смещения вообще характерны для ивановской поэтической модели.20 Другое смещение менее заметно и более значительно. Стихи Петрарки говорят о бренности и смерти. Иванов, казалось бы, говорит о том же (слово Смерть, как и у Петрарки, у него находится в центре сонета и дано с прописной буквы). Но некое тайное течение в стихах Иванова противоречит мысли о всесилии «царицы Смерти». В каждой строфе присутствует слово, связанное со вторым полюсом семантической оппозиции: живит (1-й катрен), живей (2-й катрен), живых (1-й терцет), жизнь (2-й терцет). У Петрарки жизнь выступает лишь однажды, да и то косвенным образом (vivendo… impari). Все, связанное со смертью Лауры, у Иванова несколько ослаблено. Соловей не оплакивает своих милых, а тоскует по ним (возможно, речь идет о временной разлуке); суровый жребий (dura sorte) уступает место мечте унылой; песнь соловья не просто сопровождает поэта, а будит (к жизни); смерть не уничтожает, лишь грозит; очи возлюбленной у Петрарки становятся землей, у Иванова Те солнца два живых… затмил туман… Земля их поглотила (как бы на время). Наконец, в двух последних стихах Иванов вводит прямую речь, которой нет у Петрарки (единственное несколько вычурное выражение ивановского перевода – поет нам боль сердечных ран). Боль говорит, что все на свете брснно. Однако это только слово, сказанное во внутреннем диалоге, где всегда возможно другое слово – ответ надежды. Для Петрарки мир земной и мир небесный взаимно /175/




 



Читайте также: