Вы здесь: Начало // Литературоведение, Собеседники // Вячеслав Иванов и кризис русского символизма

Вячеслав Иванов и кризис русского символизма

Томас Венцлова

В России с именем символизма
связывается нечто такое,
за что можно отдать жизнь и даже душу.

Эллис – Брюсову,
29 апреля 1909 года

Творчество акмеистов и футуристов до сих пор воспринимается как живая ценность и воздействует на современный русский литературный процесс. Иная судьба постигла символизм – старшую и в некоторых отношениях наиболее заслуженную из трех великих школ русской поэзии начала века. Язык символистов рано «превратился в мертвый диалект»1. После десятых годов его использовали либо заведомые эпигоны, либо поэты, по тем или иным причинам оказавшиеся вне литературы (типа Даниила Андреева). «Старые чеканы школы истерлись»2; крупнейшие символисты в своих поздних произведениях трансформировали традиционную символистскую поэтику до неузнаваемости.

Tomas Venclova

Томас Венцлова. Фото с сайта vilniausmuziejai.lt

Кризис – возможно, даже смерть символизма – принято связывать с 1910 годом, когда между его мастерами разгорелся спор, породивший ряд существенных теоретических формулировок. К этому времени прекратили свой выход Весы и Золотое Руно; их место занял Аполлон, обозначивший новую эпоху русской культуры; выступило целое поколение молодых поэтов, от Ахматовой до Маяковского, которым, как вскоре выяснилось, принадлежало будущее. Спор разделил символистов на два лагеря – «эстетов» и «философов» («теургов»); но и те, и другие стали постепенно отходить на второй план литературной и культурной сцены.

Драматическая история крушения русского символизма исследована недостаточно. Общепризнано, что важную /103/




 



Читайте также: