Вы здесь: Начало // Литература и история // Возвращение Гумилева

Возвращение Гумилева

Ефим Эткинд

М.Цветаевой, Б.Пастернаке, Б.Корнилове, П.Васильеве, С.Кнычкове, (даже Тютчеве и Фете). Впереди еще немало открытий: ждут своей очереди Вл.Ходасевич, М.Кузьмин, З.Гиппиус, Г.Иванов, Вл.Набоков, Б.Поплавский, И.Зданевич, Б.Лившиц… Все это поэты по манере и масштабу разные, но без них русская литература непредставима. Неужели в каждом случае мы будем ждать ″столетия″? Вообще-то говоря, столетие — благое дело: за один только последний год русские читатели получили Хлебникова и Гумилева. Никто на Западе нас не понимает, когда мы пытаемся объяснить: ″Представьте себе, — толкую я французам, — представьте себе, что вдруг вам разрешают открыть для себя Верлена, через три года — Бодлера, потом поочередно Рембо, Малларме, Апполинера, Поля Валери, — после того, как все они были более полустолетия под запретом… Что бы вы почувствовали? Как изменилось бы лицо французской и мировой литературы? А вот В России именно это и происходит″.

Надо радоваться, и мы рады. Более того, я счастлив, что многомиллионный советский журнал опубликовал стихи, которые совсем недавно считались — нет, не сомнительными, а чудовищно реакционными. Таковы ″Капитаны″ — будто бы гимн империализма и колониализма; сколько пришлось брани на одну только строфу, посвященную тому из капитанов, который

… бунт на борту обнаружив,
Из-за пояса рвет пистолет,
Так что сыплется золото с кружев,
С розоватых брабантских манжет.

Эти феерические стихи обзывали жандармскими (против бунта на борту!), эстетскими (золото с кружев), низкопоклонными перед Западом (если манжеты, то уж непременно брабантские!..). А теперь — теперь софроновский ″Огонек″ их публикует — после перерыва в 65 лет — и прославляет героизм их автора: ″Его храбрость и презрение к смерти были легендарны, — читаем во вступлении. — Редкие для прапорщика награды — два солдатских ″Георгия″ — служат лучшим подтверждением его боевых подвигов.″ Все это абсолютно /126/




 



Читайте также: