Вы здесь: Начало // Литература и история // Велимир Хлебников на «башне» Вяч. Иванова

Велимир Хлебников на «башне» Вяч. Иванова

Андрей Шишкин

к Иванову, где объяснялось, почему именно к мэтру «башни» адресуется тогда ему незнакомый Хлебников. Иными словами, этот текст был в достаточно выделенной, сильной позиции. Тему «Охотника» можно определить как познание онтологического через проникновение в мир живой Природы или одухотворенного Космоса, открытие реальной жизни как чуда и мистерии в некоем визионерском видении. Эта «надреальная» визионерская нота и весь мифопоэтический тон26 отчасти напоминают «магические» стихотворения Сологуба и Вяч. Иванова (что, конечно, не более, чем совпадение: стихи Иванова и Сологуба Хлебников в 1907 году знать не мог). Едва ли не самое существенное, однако, — двукратное указание в начальных строках на нечто скрытое, спрятанное, загадочное. Вот это стихотворение:

Охотник скрытых долей, я в бор бытий вошел.
Плескались тайно соли, тонул и гаснул дол.
И навиков скаканье в вместилищах воды.
И любиков смеянье в грустилищах зари.
И веток трепетанье и воздуха смеянье
Там, где проскользнули жарири
И своим огнистым свистом
Воздух быви залили.
Тонул и гаснул дол…
— И велям вейных волей весь мир — покорный вол.

(НП, с. 117)

В этом стихотворении можно обнаружить оба имени Хлебникова, которые признаны за ним на «башне» и которые он называл в письме от 30 декабря 1909 г.: «Любик» (4 строка) и «Велимир» (10 строка). И то и другое имя могут быть представлены как анаграммы: Велимир составляется из «иВЕЛям ВЕйных ВоЛЕй ВЕсь МИР — покорный ВоЛ», а имя «Любик» из фамилии поэта: хЛеБнИКов.

Теперь перед нами встает обычный для исследователей анаграмм вопрос: были ли анаграммы Хлебникова сознательными, сознавал ли наличие анаграмм в «Охотнике» его автор, когда весной 1908 г. отсылал свои сочинения Иванову, или же имена молодого поэта, напротив, были анаграмматически составлены мэтром «башни», который сохранил стихи и письмо Хлебникова в своем архиве и припомнил их, когда автор «ярких и небывалых» стихов в 1909 г. стал его частым посетителем? Не напоминает ли своим методом анаграмматическое составление имени из фамилии — хЛеБнИКов — ЛюБИК — другое, осуществленное в 1906 г.: СОЛоГУБ — СОЛнцеГУБитель? Далее, когда Хлебников в октябре 1908 г. дебютировал в петербургском еженедельнике «Весна», он подписывался именем «Виктор»27; псевдоним «Велимир» он стал употреблять только после первой серьезной встречи с Вяч. Ивановым на «башне». Подтверждает приоритет последнего в этом наречении и достаточно достоверное свидетельство Н. Асеева (оно восходит, по всей вероятности, к встречам с мэтром символизма осенью 1914 г.), что «″Велимиром″ — повелителем миров» назвал Хлебникова именно Иванов28. С другой стороны, анаграммы можно найти в сочинениях Хлебникова начиная с того же 1908 г. («Благословляй или РОС И Яд, / но ты останешься одна. — / Завет морского дна — / РОССИЯ. — «Снежимочка», 1908 и «Курган Святогора», 1908), а несколько позднее и анаграмматическую игру с именами собственными (КУЗМИн — аМИЗУК, ВЯЧЕСЛАВ — ВсеЧЕлоВЕЧЕСкий Вплетает СтрАх — поэма «Передо мной варился вар…» 1909 г., «Руку, товаРИЩ ВаСиЛИЙ, пожаРИЩ ВеСеЛИЙ» — письмо к В. В. Каменскому 1910 г. — 3, с. 291).

Представляется, однако, что у нас не хватает материалов для окончательного решения, и, не вдаваясь в трудноразрешимые загадки бессознательного в поэзии, констатируем, что отправленный на «башню»

/147/




 



Читайте также: