Вы здесь: Начало // Литература и история // Велимир Хлебников на «башне» Вяч. Иванова

Велимир Хлебников на «башне» Вяч. Иванова

Андрей Шишкин

парадоксальностью. Кажется, что он видит свои стихотворения во сне и потом записывает их, сохраняя всю бессвязность хода событий. В этом отношении его можно сравнить с Алексеем Ремизовым, писавшим свои сны. Но <…> В. Хлебников сохраняет все нюансы, отчего его стихи, проигрывая в литературности, выигрывают в глубине. Отсюда иногда совершенно непонятные неологизмы <…>» (Гумилев Н. Письма о русской поэзии. М., 1990. С. 120).

27 А.Парнис отмечал, что на том же развороте «Весны» было напечатано стихотворение «безвестного стихотворца под звучным псевдонимом «Велимир»», и предполагал, что именно у него Хлебников заимствовал свой псевдоним (Памятные книжные даты. 1985. С. 166). Вероятность этого предположения нельзя исключить, но тогда речь должна идти, скорее, о толчке, который помог актуализировать Хлебникову прежде неосознанную анаграмму «Велимир» в заключительной строке «Охотника». Но для Хлебникова, если принять во внимание уже цитированное письмо от 30 декабря 1909 г., почти столь же важно было его второе имя — «Любик»/«Любек», а оно уже налично, без всякого «шифра», присутствовало в «Охотнике».

28 «Велимиром — повелителем мира — называл он (Вяч. Иванов. — А. Ш.) его, и это имя так сроднилось с Хлебниковым, что многие убеждены в подлинности этого языческого гордого имени, так идущего к его облику» (Асеев Н. В. В. Хлебников. — Творчество (Владивосток). 1920. № 2 (июль). С. 26. Приношу благодарность А. Е. Парнису за указание на этот источник).

29 Отношение анаграмматических опытов Вяч. Иванова к разысканиям Ф. де Соссюра должно было бы стать темой отдельного исследования. Предварительно отметим, что термин «анаграмма» в первых тетрадях Соссюра еще отсутствует (Starobinski J. Les mots sous les mots. Les anagrammes de Ferdinand de Saussure. Paris, 1971. P. 23); Иванов, который в Женеве учился у Соссюра санскриту и покинул Швейцарию в 1905 г., включая анаграммы в свои стихи и пользуясь идеей анаграмм в своих разборах, ни разу не употреблял этого термина, что, кажется, является аргументом скорее в пользу его раннего знакомства с теориями женевского лингвиста, чем наоборот. Опубликованная записка Соссюра к Иванову свидетельствует как о дружеских отношениях, так и о каких-то совместных интересах (см.: Ziffer G. Il poeta il grammatico. Un biglietto inedito di Ferdinand de Saussure fra le carte di Vjačeslav Ivanov. — Russica Romana. 1994. V. I. P. 189-191).

30 «Навь, навье, навей — мертвец» — см.: Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. М, 1987. Т. 3. С. 35.

31 К 1907-1908 гг. относится словотворческая разработка корня «люб» — воспроизведение рукописи-автографа см. в кн.: Дуганов Р. В. Велимир Хлебников. С. 289. Ср. в статье Маяковского 1918 г.: «Футурист Хлебников шесть страниц заполняет производными от этого глагола («любить». — А. Ш.), так что у наборщиков даже буквы «Л» не хватает» (Маяковский В. Полн. собр. соч. М, 1959. Т. 12. С. 12). Ср. также персонаж Эль в сверхповести «Зангези», 1920-1922: «Эль — это солнышко ласки и лени, любви!» — Хл., 1986, с. 478.

32 «Он высоко поднял стяг галилейской любви, и тень стяга упала на многие благородные животные виды». — «Пусть на могильной плите…», 1904. — Хл., 1986, с. 577. Как справедливо комментирует В. П. Григорьев (там же, с. 704), здесь говорится о любви как об идеальном начале общественных отношений. Но для Хлебникова очень важно поддержать этот смысл тремя мягкими л: «галилейская любовь». «Ль указывает на уменьшаемость растояния между познающим разумом и познаваемым; вещь льнет к человеку». — «Изберем два слова», 1912. — НП, с. 325.

33 Эль «начинает те имена, где сила тяжести, шедшая по некоторой оси, расходится по плоскости, поперечной этой оси. <…> есть переход точек из одномерного тела в двумерное тело, под влиянием остановки движения, и есть точка перехода, точка встречи одномерного мира и двумерного вида. Не отсюда ли слово — любить. В нем сознание одного человека падало по одному измерению — одномерный мир. Но приходит второе сознание, и создается двумерный мир людей, поперечный первому, как плоскость лужи поперечна падающему дождю. <…> И вот глубокий смысл слова люди: путь одного человека должен быть

/162/




 



Читайте также: