Вы здесь: Начало // Литература и история // Велимир Хлебников на «башне» Вяч. Иванова

Велимир Хлебников на «башне» Вяч. Иванова

Андрей Шишкин

***

10 июня 1909 г. Хлебников написал Вяч. Иванову письмо, где не найти ни следа тех «сомнений» и «опасений», о которых прежде, насколько можно судить по сочиненному восемь дней назад ивановскому стихотворению, могла идти речь. Первые строки письма Хлебникова свидетельствуют о сердечной и интимной близости молодого поэта к ивановскому кружку, с членами которого его уже соединяют узы тесной дружбы. Религиозные коннотации этого письма, возможно, как-то отражают тематику и стиль общения Хлебникова и Вяч. Иванова весной 1909 г. Об интересе Хлебникова к религиозной направленности петербургского символизма свидетельствовал и Гюнтер62. Но в письме Хлебникова от 10 июня поражает не литературно, а экзистенциально пережитая проблема смерти — непременного спутника, участника, чуть ли не обязательной составляющей истинной жизни (эту идею Хлебников метафорически выразил позднее в «Автобиографической записке» 1914 (?) г.: «Вступил в брачные узы со Смертью и таким образом женат». — НП, с. 352). Этот опыт «умирания» Хлебников связывал в первую очередь с прошедшими днями, и этот опыт, как можно думать, был обусловлен общением с Вяч. Ивановым, который с лета 1908 г. писал лирическую книгу «sub specie mortis» — «с точки зрения смерти» (запись в дневнике от 14 июня 1908 г. — 2, с. 772; под названием «Любовь и Смерть» книга была опубликована в «Весах» за февраль 1909 г. и позднее вошла в состав «Сог Ardens» как ее четвертая часть, отдельные циклы книги, законченные к весне 1909 г., Иванов читал друзьям — свидетельство О. Дешарт — 2, с. 769). Вот начало письма Хлебникова от 10 июня 1909 г.:

«Знаете: я пишу вам только, чтобы передать, что мне от чего-то грустно, что я непонятно, через 4 ч<аса> уезжая, грущу и что мне, как чего-то вещественного жаль, что мне не удалось, протянув руку, сказать «до свиданья» или «прощайте» В<ере> К<онстантиновне> и др.<угим> членам В.<ашего> кружка, знакомством с которым я так дорожу и умею ценить.

Я увлекаюсь какой-то силой по руслу, которого я не вижу и не хочу видеть, но мои взгляды — Вам и вашему уюту.

Я знаю, что я умру лет через 100, но если верно, что мы умираем, начиная с рождения, то я никогда так сильно не умирал, как эти дни. Точно вихрь отмывает корни меня от рождающей и нужной почвы. Вот почему ощущение смерти не как конечного действия, а как явления, сопутсвующего жизни в теченье всей жизни, всегда было слабее и менее ощутимо, чем теперь».

Далее Хлебников описал мысли, на которые его навело посещение зоологического сада: различие видов животных связано с тем, что «звери умели по-разному видеть божество»; вслед за этим, как составная часть письма, следует поэма «Зверинец». Конец письма вновь посвящен отношениям с ивановским кружком:

«Прощайте! в смысле до нового увидания!

Дайте мне возможность на бумаге проститься с Теми, кого я не увидел, прощаясь. Передайте мой порыв и богомольность.

Велимир Хлебн<иков>

9 ч. в. 10. VI Царскосел.<ьский> вокзал»63.

6

Остается рассмотреть последующую историю отношений Хлебникова с Вяч. Ивановым. В начале 1910 г. произошел разрыв Хлебникова с некоторыми поэтами «Академии стиха», как полагал Н. И. Харджиев, достаточно воинственный64. Вокруг Хлебникова собирается кружок

/156/




 



Читайте также: