Вы здесь: Начало // Литература и история // Велимир Хлебников на «башне» Вяч. Иванова

Велимир Хлебников на «башне» Вяч. Иванова

Андрей Шишкин

появился, «как дэнди лондонский одет», еще один поэт — Велимир Хлебников»47.

Бьет два часа ночи, а гости едва начинают собираться к ужину (строки 130-132). Описание пиршественного круга амбивалентно — оно возвышенно и одновременно иронически снижено: «уселись за стол как полководцы, // Ученики военных училищ, — // У них отсутствуют мечи лишь» (строки 133-135). Наконец, начинается общий разговор «о человеке и вере»48 — перед этим разговором из божницы появляется и после его начала уходит Богородица (строки 138-148).

Смысл этого эпизода, без сомнения, первостепенен. Разговор о человеке и вере вызывает чувство стыда (строка 141) у Богородицы, и в горе Она покидает собравшихся (строка 146). На первый взгляд может показаться, что здесь — некий суд и осуждение Хлебниковым собрания на «башне». Уж не из-за присутствия ли среди поэтов декадента и «дьяволиста» Брюсова?49 Но вся поэтика хлебниковской пьесы препятствует однозначным оценкам. С точки зрения литературной, в эпизоде сошествия Богородицы с иконы заключается ироническая реминисценция из блоковской пьесы «Незнакомка», где непосредственно перед явлением в гостиную небесной посетительницы Поэт читал стихотворение:

Уже сбегали с плит снега,
Блестели, обнажаясь, крыши,
Когда в соборе, в темной нише,
Ее блеснули жемчуга.
И от иконы в нежных розах
Медлительно сошла она…50

У Блока Поэт встретил деву-звезду Марию (связь ее с образом Богородицы более или менее очевидна51) и не узнал ее. Это причина того, почему она, непризнанная, удалилась. У Хлебникова причина ухода Богородицы иная — это сам разговор поэтов на «башне» — хотя, с другой стороны, тот же разговор, кажется, побудил Ее первоначально сойти из божницы…

И вот из божницы сходит Богородица
И становится тихо за стулом.

140 И когда заговорили о человеке и вере, — тогда
Ее божественные веки дрожали прелестию стыда.
Она скользнула в дверь за Ниссой,
Она спустилась по лестнице вниз, и
Она сошла на далекую площадь

145 И, обняв, осыпала поцелуями в голову лошадь.
Так изливала Богородица свое горе,
А над ней опрокинутое сияло звездное море

(НП, с. 200-201).

Здесь у Хлебникова по сравнению с драмой Блока существенное различие смысла: у Блока дева-звезда Мария, исчезнув, вновь возвращается на небо, где зажигается звезда; у Хлебникова Богородица остается на земле.

Но ответ на вопрос о смысле и причине ухода Богородицы с собрания поэтов мы находим в одном из вариантов финала поэмы (Хлебников предполагал доработать его — сообщение Н. И. Харджиева в НП, с. 422). Здесь содержится диалог с Богородицей, именно он, кажется, освещал смысл этого ключевого для всей поэмы эпизода:

 — Вы Богородица?
— Да, я Богородица.
— Садитесь, не хотите ли вина? <…>
— Извините — моя вина — я не знаю, в чем моя вина.
Ах, вы не желаете вина?

/152/




 



Читайте также: