Вы здесь: Начало // Литература и история // Велимир Хлебников на «башне» Вяч. Иванова

Велимир Хлебников на «башне» Вяч. Иванова

Андрей Шишкин

1

Отвечая в 1914 г. на анкету С. А Венгерова, Хлебников предельно кратко сформулировал тему размышлений своего казанского периода: «В годы студенчества думал о возрождении языка»1. Многие связанные с этой темой идеи были сформулированы в законченной уже в Петербурге в конце 1908 г. первой декларативной статье Хлебникова «Курган Святогора». Здесь Хлебников ставил вопросы о Слове и Бытии, об исполнении народом некоего завета, предписанного волями земли, о «бытийственном лике» народа, о едином общеславянском слове, о числах бытия и «великом изначальном числе бытия-прообраза», о народе и его божестве.

Андрей Шишкин

Андрей Шишкин. Фото с сайта izvestia.ru

Литературные интересы Хлебникова того времени известны. В январе 1908 г. студент Виктор Хлебников делает запись, где перечисляет прочитанные им драматические произведения А. Грибоедова, М. Горького, В. Брюсова, Вяч. Иванова, А. Ремизова и А. Блока: «Горе от ума», «На дне», «Земля», «Тантал», «Бесовское действо», «Балаганчик»2. По свидетельству казанской знакомой поэта В. И. Дамперовой, Хлебников в университетские годы «ходил с номерами журнала «Весы»; очень любил Сологуба и любил декламировать его стихи»3. Но в Казани он внимательно читал также сочинения другого мэтра петербургского символизма — Вяч. Иванова, в том числе напечатанную в пятом номере журнала «Золотое руно» за 1907 г. статью «О веселом ремесле и умном веселии». Последняя, девятая главка этой статьи, центральная для того «реалистического» или «онтологического» направления русского символизма, вождем которого был Вяч. Иванов, называлась «Мечты о народе-художнике». Здесь Вяч. Иванов в афористической форме писал о будущем искусства и его предназначении, о символе и мифе народа, о народном и всеславянском языке, богопознании как конечной цели поэзии:

«Искусство идет навстречу народной душе. Из символа рождается миф. Символ — древнее достояние народа. Старый миф естественно оказывается родичем нового мифа. <…> Чрез толщу современной речи, язык поэзии — наш язык — должен прорости и уже прорастает из подпочвенных корней народного слова, чтобы загудеть голосистым лесом всеславянского слова. Чрез пласты современного познания суждено ее (поэзии. — А. Ш.) познанию прозябнуть из глубин подсознательного. Ее религиозной душе дано взрости из низин современного богоневедения, чрез тучи богоборства, до белых вершин божественного лицезрения»4.

В этих строках, как видим, сформулирована как бы уже вся программа раннего Хлебникова. Скорее всего, именно чтение ивановской статьи привело его к мысли искать в Вяч. Иванове как единомышленника в


* Расширенный вариант доклада, прочитанного 4 ноября 1993 г. в Институте высших гуманитарных исследований, Москва (РГГУ). Автор благодарит выступивших в обсуждении М. Л. Гаспарова, Р. В. Дуганова и В Я. Мордерер за ценные замечания.

/141/




 



Читайте также: