Вы здесь: Начало // Литературоведение // Валерий Панюшкин в новом романе предлагает перевоспитать мента

Валерий Панюшкин в новом романе предлагает перевоспитать мента

В первой половине февраля издательство “Эксмо” запланировало выпуск нового романа известного писателя и журналиста Валерия Панюшкина под названием “Все мои уже там”. Автор романа приоткрыл обозревателю “Известий” завесу тайны над своим новым детищем.

Как рассказал Панюшкин, у всех героев романа есть прототипы в реальной жизни, но называть их открыто он не считает нужным. Образы главного героя и секретарши, по собственному мнению автора, собирательными не получились, как изначально планировалось. В итоге они оказались достаточно узнаваемыми в реальной жизни, для тех, конечно, кто причастен к глянцево-журнальному миру. Но задумки такой у Панюшкина не было, даже наоборот, он старался обходить в романе всевозможные прямые узнавания. А в итоге множество друзей и знакомых четко определили реальные имена прототипов главных героев, о чем уже неоднократно сообщали Валерию.

В романе “Все мои уже там” пожилой журналист по фамилии Зайцев со скептицизмом относится к будущему глянцевых журналов и подобной журналистики в целом. Однако автор романа никак не соотносит мысли персонажа книги со своим собственным мнением по тому или иному вопросу, будь то развитие глянцевой журналистики или окончание риэлторского бунта на Рублевском шоссе. Поэтому Валерий Панюшкин советует не относится к темам, которые поднимает главный герой романа, как наиболее актуальным на сегодняшний день.

Относительно группы “Война”, которая является прототипом группы “Холивар” в романе, Панюшкин сообщил, что с ее участниками он не разговаривал, за исключением личного общения с Олегом Воротниковым, когда его интервьюировали для журнала Esquire. Именно тогда и зародилась идея о перевоспитании мента – у Воротникова появилась мысль о поиске “жемчужного прапорщика”, которого можно будет закрыть на даче и заняться его перевоспитанием. Но впоследствии группа “Война” открестилась от авторского права даже на саму идею такой акции, поэтому Валерий Панюшкин использовал данную идею в своем романе. При этом он не прослеживал историю прототипа “жемчужного прапорщика”, а в качестве довода привел пример ревизора: использовав в своем творчестве этот образ, Гоголь впоследствии не интересовался дальнейшей судьбой реального ревизора, о котором ему рассказал Пушкин.

В каждое произведение искусства его автор всегда вкладывает определенную идею. В новом романе Панюшкина можно четко выявить некоторую морализаторскую составляющую, однако к воспитательной роли литературы автор книги относится с осторожностью. С одной стороны, он согласен, что тот, кто прочитает, к примеру, собрание сочинения Диккенса, скорее всего, не будет принимать участие в расстрелах. Но с другой стороны, детерминирующие обстоятельства никто не отменял, о чем также указывается и в романе. Так, один и тот же человек при одних обстоятельствах будет хорошим парнем, а при других – станет отъявленным негодяем. Поэтому, по мнению Панюшкина, трудно предугадать, как повел бы себя каждый из нас в той или иной ситуации, например, в том же 1937 году.




 



Читайте также: