Вы здесь: Начало // Рецензии // Темная соль, или Пир для собеседника

Темная соль, или Пир для собеседника

Инна Ростовцева

В пары становятся и произведения, разделенные большим историческим временем и пространством («Путешествие в страну гуигнгнмов» Свифта и «Холстомер» Толстого), и имена в пределах одного исторического времени — серебряного века (Вяч. Иванов и М. Цветаева) и одной проблемы (русская мифологическая традиция, Вяч. Иванов и О. Мандельштам — перед лицом общей переводческой задачи: Петрарка), и даже образы — тень и статуя у двух созвучных в демонологии русского символизма авторов — Сологуба и Анненского.

Томас Венцлова. "Собеседники на пиру", обложка

Томас Венцлова. "Собеседники на пиру", обложка

Если опереться на сказанное автором о впечатлении от эссе «Путешествие в Стамбул» Бродского, то можно определить и главное впечатление от его собственной книги — «широта исторического и культурного горизонта, свобода в обращении с материалом самых разных времен, зоркостьв улавливании и аналогии, и структурного сходства между удаленными друг от друга на диахронической оси феноменами». Добавим к этому оригинальность в выборе не замеченных, или пропущенных, или не востребованных в науке проблем, точность сжатой мысли, которой способствует остраняющий взгляд наблюдателя («из наблюдений над поэтикой», «о некоторых подтекстах…», «к вопросу о текстовой омонимии…»).

«Интертекстуальность всего интересней тем, что если сопоставление двух текстов правильно, оно выводит далеко за их пределы» — считает автор предисловия к книге Вяч. Вс. Иванов.




 



Читайте также: