Вы здесь: Начало // Рецензии // Темная соль, или Пир для собеседника

Темная соль, или Пир для собеседника

Инна Ростовцева

Проведенный Венцловой тонкий и скрупулезный анализ «показательного» для Комаровского стихотворения «В Царском Селе» (1912), обнаруживший отсылку к царскосельским мифологемам, разработанным Пушкиным, и к собственным произведениям, автоцитаты, циклический повтор и т. д. подводят автора книги к важному для него выводу: «Стихи Комаровского — постоянная игра различных смысловых планов… «своего» и «не-своего». Они находятся на пересечении подражания, pastiche, пародии и палимпсеста: трансформация «не-своего» текста здесь может оказаться и прямым повторением, и глубинным совпадением с ним, воскрешением его, интерпретируемым в терминах экзистенциального и метафизического опыта». Отсюда оказывается рукой подать до осторожного заключения о том, что творчество Комаровского, выпавшего из своей эпохи и ставшего «крайним новатором», можно, пожалуй, «назвать отдаленным предвестником постмодернизма».

Но, сознаемся, что-то мешает признать в этом случае безоговорочной такую жестковатую формулу и классификацию, даже имея в виду ее научную направленность. Возможно, в этом виноваты отдельные строки из других, не показательных стихов Комаровского, приводимые в статье и поражающие какой-то особой классически-бунинской и анненской (не так уж был и далек от истины Гумилев) красотой, особенно в эпитете: «Дорогой северной и яркой…»; «В телесной белизне коралловых цветов/Мне плоть мерещится изрубленных бойцов»; «Тоска ветров и мокрый плен аллей»; «То летний жар, то солнца глаз пурпурный», — и приводимые Святополк-Мирским уже в упомянутых воспоминаниях последние стихи поэта, оставшиеся в черновой тетради — написанные накануне первой мировой войны:

Июль бы яростный и пыльно-бирюзовый,
Сегодня целый день я слышу из окна
Дождя осеннего пленительные зовы;
Сегодня целый день и запахи земли
Волнуют душу мне томительно и сладко,
И если дни мои еще вчера текли
В однообразии порядка…




 



Читайте также: