Вы здесь: Начало // Литература и история // Сумеречный мир доктора Бомгарда

Сумеречный мир доктора Бомгарда

Ефим Эткинд

/123/

редакция придерживается фабулы — в твердой уверенности, что таково и намерение автора — он рассказывает все подряд: вот он 17 ноября 1917 года приехал в Мурьевскую больницу и в ту же ночь сделал почти безнадежную операцию (″Полотенце с петухом″), вот он после этой операции прославился и стал принимать по сто пациентов в сутки (″Вьюга″), затем в рассказе ″Стальное горло″ значится дата — 29 ноября, а в ″Тьме египетской″ — 17 декабря…

Время движется прямолинейно. Хотел ли этого автор? В ″Медицинском работнике″ появились сначала ″Вьюга″ и ″Тьма египетская″, затем ″Звездная сыпь″ и уже после этих трех рассказов — ″Полотенце с петухом″, где читатель возвращается к фабульному началу — приезду молодого доктора в больницу. Можно полагать, что временная инверсия задумана Булгаковым, и что, снимая ее и выпрямляя события, издатель уничтожает сюжет, подменяет его фабулой. (Достаточно представить себе перестановку в хронологическом порядке частей ″Героя нашего времени″!) Если цикл открывается ″Полотенцем с петухом″, то в центре оказывается рассказчик, начинающий врачебную практику в тихом, глухом Мурьеве. Если вначале ″Вьюга″, то исходной точкой становится Россия; эпиграфом к рассказу служат пушкинские строки: ″То, как зверь, она завоет, то заплачет, как дитя…″, да и в тексте постоянно звучат отзвуки Пушкина:

 — Неужели дорогу потеряли? — у меня похолодела спина.

— Какая тут дорога, — отозвался возница расстроенным голосом, — нам теперь весь белый свет дорога. Пропали ни за грош… Четыре часа едем, а куда… Ведь это что делается…″ (77).

В этом разговоре с возницей — отзвуки ″Метели″, ″Капитанской дочки″, ″Бесов″:

 — Эй, пошел, ямщик! — Нет мочи,
Коням, барин, тяжело.
Вьюга мне слипает очи,
Все дороги замело.
Хоть убей, следа не видно.
Сбились мы… Что делать нам?..

Вьюга — традиционный образ революционной России — от Пушкина до ″Двенадцати″ Блока.




 



Читайте также: