Вы здесь: Начало // Литература и история // Сумеречный мир доктора Бомгарда

Сумеречный мир доктора Бомгарда

Ефим Эткинд

/131/

социальный человек, страсти которого эфемерно-преходящи, а физиологический и психологический, принадлежащий к природе, а через нее — к вечности. В. Лакшин проницательно заметил, что в ″Мастере и Маргарите″ неизменно присутствуют ″два немых свидетеля″ — ″лунный и солнечный свет, заливающий страницы книги″, и это, по его мнению, — ″не просто эффектное освещение исторических декораций, но как бы масштаб вечности… Ими ознаменована связь времен, единство человеческой истории″*. Это — ключ к поэтике Булгакова, в творчестве которого тот же В. Лакшин видит ″особенно острый интерес к вопросу морального выбора, личной ответственности″** и обобщает: ′′…победа искусства над прахом, над ужасом перед неизбежным концом, над самой временностью и краткостью человеческого бытия″***. Добавлю то, чего В. Лакшин даже в ″Новом мире″ 1968 года сказать не мог: преобладание общечеловеческих — физиологических и моральных — проблем над социальными, вечного над бренным, В этом и смысл патетических строк, завершающих ″Белую гвардию″ и по времени написания непосредственно предшествующих ″Запискам юного врача″: ″Все пройдет. Страдания, муки, кровь, голод и мор. Меч исчезнет, а вот звезды останутся, когда и тени наших тел и дел не останется на земле. Нет ни одного человека, который бы этого не знал. Так почему же мы не хотим обратить свой взгляд на них? Почему?″


* ″Новый мир″, 1968, №6, с. 288.

** Там же, с. 310, 311.

*** См. также ответ В. Лакшина М. Гусу. — ″Новый мир″, 1968 №12, с. 262-265.


Текст по изданию: Время и мы, № 84, Нью-Йорк – Иерусалим – Париж, 1984




 



Читайте также: