Вы здесь: Начало // Литературоведение // Системность символов в поэзии Вячеслава Иванова

Системность символов в поэзии Вячеслава Иванова

Сергей Аверинцев

Вячеслав Иванов чувствует себя принадлежащим себе22 в «укромной тесноте» дома, ибо она есть для него место и символ собирания себя («кто не собирает со Мною, тот расточает…») — преодоление того, что в философии Гегеля называется «дурной», или «негативной», бесконечностью. Таков поздний, окончательный итог опыта человека и поэта. Итог блоковского опыта, десятки раз сформулированный в его стихах и прозе, совершенно противоположен:

Не найти мне места в тихом доме
Возле мирного огня!

(«Мой друг, в этом тихом доме…», 1913)23

В одной из статей Блок страстно славит «бегство из дому» (из сложившегося и замкнувшегося жизненного круга) и «бегство из города» (от культуры, то есть исторической памяти) как радостное и освобождающее забвение, выход к простоте. «Простота линий, простота одиночества за городом. В бегстве из дому утрачено чувство собственного очага, своей души, отдельной и колючей. В бегстве из города утрачена сложная мера этой когда-то гордой души, которой она мерила окружающее. И взор, утративший память о прямых линиях города, расточился в пространстве»24. «Стать как стезя» — значит для Блока в некотором смысле «все забыть»25. Словно отголосок этих мотивов слышится в голосе Гершензона, спорящего с Ивановым в «Переписке из


22 Не вспоминались ли ему слова св. Бернарда: «Ubicumque fueris, tuus esto, noli te tradere?» («Где бы ты ни был, принадлежи себе; не предавай себя»).

23 Блок 1960, т. 3, с. 286.

24 Там же, т. 5, с 286.

25 Т. 2, с. 84:

…И не постигнешь синего ока,
Пока не станешь сам как стезя…
…………………………………

Обо всем не забудешь, и всего не разлюбишь…

(А. Блок. «Вот он — Христос — в цепях и розах…», 1905)

[178]




 



Читайте также: