Рихард Вагнер в русском символизме - Пиры Серебряного века | Страница: 8

Вы здесь: Начало // Литературоведение, Поэзия и музыка // Рихард Вагнер в русском символизме

Рихард Вагнер в русском символизме

Даниэла Рицци

Иванов, однако, не вполне соглашался с самой идеей синтеза искусств в том виде, как ее сформулировал автор «Парсифаля». С одной стороны, синтез искусств, сведенный для зрителя к аккумуляции впечатлений, к эмоциональному возбуждению, казался Иванову декадентским искажением вагнеровской концепции. Подобный гротеск нигилистического эстетизма находил объяснение только «в относительном истощении, равно творческих, как и воспринимательных энергий, в некоторой старческой нашей изношенности, требующей… чего-то варварски изысканного, вроде соединения наслаждений поэзией, музыкой, живою пластикой, красками и запахами одновременно» (20. 163 — 164). Не ссылаясь открыто на синкретизм русского балета или другие подобные явления, Иванов считает очевидным, однако, что «эстетической несостоятельностью» грешит сама идея спектакля, основанного на соприсутствии многих искусств, соприсутствии, которое, ограничиваясь лишь частичным использованием каждого из них, необходимо приводит к несоблюдению священных правил каждого из них.

В самом деле, «вечная задача искусства — Человек и его тайна» (там же. 167), и синтез искусств оправдывает себя только как спонтанное соревнование в выстраивании каждого вида искусства на общей «естественной оси», но таким образом, что это не мешает движению любого из них вокруг собственной оси и вращению на собственной орбите, подобному движению планет — постоянному, согласованному и управляемому законом космической необходимости.

Согласно Иванову действительно гармоничный и осмысленный синтез искусств происходит только в присутствии религиозного события, более того, он может быть только литургическим, как это понимали автор «Парсифаля» и Скрябин (там же). Иванов сходится с Вагнером в мнении, что человечество в истории собственной культуры знало лишь один момент полного согласия в выражении соединенных искусств и в культурном значении художественного события: греческую трагедию.. Однако в попытке Вагнера возродить ее дух Иванов видит «внутреннюю аномалию», причина которой кроется в исключении из числа искусств, соединяющихся в синтезе, «как игру драматического актера, так и реальный хор с его пением и орхестикой» (19, 98): /124/




 



Читайте также: