Вы здесь: Начало // Литературоведение, Поэзия и музыка // Рихард Вагнер в русском символизме

Рихард Вагнер в русском символизме

Даниэла Рицци

схватывающая наиболее глубинное ее течение и пульсирование, еще не является главной задачей художника. В одной из своих последних статей, «О назначении поэта», Блок определяет его задачи, приписывая поэту (и, по нашему мнению, можно законно применить к Блоку это тоже вагнеровское отождествление, поэта с художником по преимуществу) «три дела»: «освободить звуки из родной безначальной стихии, в которой они пребывают …привести эти звуки в гармонию, дать им форму …внести эту гармонию во внешний мир» [II, 162]. Однако в сознании Блока прочно укоренена мысль, что для художника речь не идет об исполнении индивидуального акта, который бы разрушил па эстетическом уровне проблему соотношения искусства и жизни. В самом деле, «противоречия жизни, культуры, цивилизации, искусства, религии не разрешаются ни словами, ни теориями… каждый несет их на своих плечах, насколько хватает у него сил… разрешение их — дело будущего и дело соборное» [8, 479].

В новой статье, посвященной »Kunst und Revolution»9, Блок делает утверждение, очень похожее на приведенное выше, говоря на этот раз о Вагнере как примере «подлинного художника». Тот факт, что его «синтетические увещания» не были услышаны в 1849 г. «народом», к которому они были обращены, не разочаровал Вагнера, поскольку «случайное и временное никогда не может разочаровать настоящего художника, который не в силах ошибаться и разочаровываться, ибо дело его есть дело будущего» [9, 23]. И в этой мысли об искусстве будущего, будущего, которое Блок в тот момент, когда писал, считал, как никогда, близким, присутствует тесная связь, понимаемая именно в вагнеровских терминах, между художественным и социальным устройством, более того, убеждение, что «новая организация искусства… может стать первообразом будущего нового общества» [там же, 22]. /131/




 



Читайте также: