Вы здесь: Начало // Литературоведение, Рецензии // Простота Ахматовой

Простота Ахматовой

Ж. П. Ван дер Энг-Лидмейер

позднем творчестве все больший вес. С этим тесно связан тот факт, что в своих лучших стихах ей удается с такой точностью передать самую суть эмоциональных переживаний, что и подметил столь верно Недоброво. В таком, например, стихотворении, как «Вечером» (61, 1913), она возвращается к свиданию в прошлом, к моменту, который как будто остался зафиксированным ее памятью, к «застывшему мигу», как позже скажет Виноградов16. Некоторые конкретные детали — музыка, запах устриц воссоздаются здесь так живо, что кажется, будто все это чувства и ощущения настоящего момента. Это впечатление, кстати, усиливается употреблением настоящего времени в последних строфах. Что же до значения этой встречи для нее теперь, то она подводит ей итог в окрашенной иронией заключительной строфе: пение скрипок звучит для нее как пародия на счастье, о котором она мечтала:

А скорбных скрипок голоса
Поют за стелющимся дымом:
«Благослови же небеса —
Ты первый раз одна с любимым».

Особый подход Ахматовой к теме времени и воспоминаний, мимо которой прошел Недоброво, был, однако, еще раньше, по выходе ее первой книги стихов «Вечер», замечен другим ее критиком, Кузминым 17: его особенно привлекло то, что при воспоминании о прошлом она обращает внимание на конкретные детали времени и места, такие, например, как «перчатки на столе, облако, как беличья шкурка на небе, желтый свет свечей в спальне, треуголку в Царскосельском парке» (441 — 472). По его словам, она похожа на людей, которые в минуту смертельной опасности внезапно захлестываются волной воспоминаний и вспоминают «столько, сколько не представится <…> их памяти и в долгий час, когда они <…> находятся в обычном состоянии духа» (471). Часто этим воспоминаниям сопутствует чувственное восприятие: «то Давно забытые глаза, то чье-то голубое платье, го голос чужого вам прохожего» — детали, которые «мучат и волнуют нас больше, чем мы этого ожидали, и, будто не относясь к делу, точно и верно ведут нас к тем минутам, к тем местам, где мы любили, плакали, смеялись и страдали — где мы жили» (471). По словам Кузмина, «Ахматова обладает способностью понимать и любить эти /269/




 



Читайте также: