Вы здесь: Начало // Литературоведение, Рецензии // Простота Ахматовой

Простота Ахматовой

Ж. П. Ван дер Энг-Лидмейер

она вспоминает то время, когда, молодая и наивная, она еще не знала.

Что от счастья и славы
Безнадежно дряхлеют сердца.

(86, 1913)

Окрашенное иронией «счастье» позднее впрямую называется «беда», иногда в сочетании со «славой», когда простую и незатейливую жизнь в молодости она противопоставляет трудному существованию в большом городе, городе «славы и беды» (145, 1915). «Бесславная слава» (118, 1914) сравнивается с «западней, где ни радости, ни света» (182, 1915), с «дымом» (216, 1914), с «золотистым дымом» (402), с «погремушкой» (275, 1921). Обращаясь к своим читателям, она говорит:

И чадными хвалами задымили
Мой навсегда опустошенный дом.

(299, 1922)

В послереволюционный период, когда славу сменила опала, этот мотив исчезает, но он возникает вновь вместе с возвратом славы в последние годы ее жизни: именно любимый отдает ее «мертвой славе»:

Светает — это Страшный суд
И встреча горестней разлуки.
Там мертвой славе отдадут
Меня твои живые руки.

(596, 1964)

То, что причина любовной неудачи коренится не столько в славе как таковой, сколько свойственна характеру ее таланта, как и предположил Недоброво, она подтверждает в посмертно изданном стихотворении:

Пусть даже вылета мне нет
Из стаи лебединой…
Увы! лирический поэт
Обязан быть мужчиной.
Иначе все пойдет вверх дном
До часа расставанья —
И сад — не сад, и дом — не дом,
Свиданье — не свиданье.

(608)

Что касается второго конфликта, конфликта между /266/




 



Читайте также: