Вы здесь: Начало // Литературоведение, Рецензии // Простота Ахматовой

Простота Ахматовой

Ж. П. Ван дер Энг-Лидмейер

Ахматова, однако, избегает подобного сильного акцентирования ирреального и исключительного, используя оксюморон «чудесно-простое». Таким образом, она имплицитно дает понять, что «простота» для нее не однозначна «обычности» или «обыденности».

Во второй раз она упоминает «простоту» в стихотворении «Нам свежесть слов», в котором она говорит не о задаче женщины-поэта, а о задаче художника вообще. По ее мнению, художник вызовет лишь непонимание, если он ориентируется на «чувства простоту» и «свежесть слов». И в трагической заключительной строфе она предсказывает как результат одиночество и осмеяние:

Иди один и исцеляй слепых.
Чтобы узнать в тяжелый час сомненья
Учеников злорадное глумленье
И равнодушие толпы.7

«Простота чувства» оказывается, таким образом, довольно сложной и, во всяком случае, содержит больше, нежели только «обычные» и «обыденные» эмоции.

Именно этот аспект не-простоты и не-обычпости И исследует подробно Недоброво в своей статье. Хотя он. как и Жирмунский, отмечает простоту ее языка и главной темы, «несчастной любви» (59), он считает, что ее подход к этой довольно обычной теме крайне необычен.

Во-первых, необычным и новым является уже то, что Ахматова пишет на темы любви с точки зрения женщины. Это была совсем новая область, здесь у нее почти не было предшественниц. «Надо вдуматься в то, как много за всю нашу мужскую культуру любовь говорила о себе в поэзии от лица мужчины и как мало от лица женщины. Вследствие этого искусством до чрезвычайности разработана поэтика мужского стремления и женских очарований, и, напротив, поэтика женских волнений и мужских обаяний почти не налажена» (60). Как и Ахматова в цитируемой выше рецензии, он констатирует, что создается такое впечатление, будто поэтессы знают лишь одну тему: «любовь мучительную, болезненно прозорливую и безнадежную» (60)8, но лирика Ахматовой, по его мнению, ни в коей мере не следует простому сентиментальному образцу. Он не находит у нее ни следа «слабости духа» или «сентиментальности»: «ее поэзия открывает лирическую душу скорее /263/




 



Читайте также: