Вы здесь: Начало // Литературоведение // Программа поэтики нового века

Программа поэтики нового века

Сергей Гиндин

терминологии могло быть следствием подобной ретроспективности изложения. Но, как бы то ни было, отказ от терминологии, использованной во «Введении», не означал отказа от найденной там теоретико-типологической трактовки двух подходов к поэтическому изображению. «Классическая» и «символическая поэзия» в «Я и Лев Толстой» характеризуются, в отличие от «Апологии», не как сменяющие друг друга историко-литературные школы, но как сосуществующие разновидности поэтического творчества. Недаром если в «Апологии» декларировалось превосходство символизма над предшествовавшими школами, то в «Я и Лев Толстой» Брюсов находит необходимым указать, что каждому из двух подходов в равной степени присущи некоторые «недостатки», на каждом из двух путей поэтов подстерегают «опасности». Да и самый тон сопоставления двух разновидностей поэзии в «Я и Лев Толстой» характеризуется спокойной эпичностью, до которой было далеко не только в «Апологии», но и во «Введении».

То, что Брюсов в конечном счете сделал выбор в пользу типологической трактовки дихотомии, подтверждается и ее дальнейшей судьбой в «печатный период» брюсовского критического творчества. В своих поздних статьях Брюсов будет употреблять термин «лирика» именно для обозначения той разновидности поэтического творчества, в которой изображение внешнего мира опосредовано его субъективным авторским восприятием. Наиболее полное и отчетливое воплощение эта концепция получит в 1915 г. в статье о Блоке: «… творчество Блока всегда остается чисто лирическим, он всегда выбирает выражения и эпитеты не по объективным признакам предметов и явлений, но согласно со своим субъективным отношением к ним. В стихах Блока автор никогда не исчезает за своими образами; личность всегда перед читателем»25. Это позднейшее высказывание благодаря своей структуре — переход от принципов выбора эпитетов к общим законам построения поэтическою высказывания у Блока — счастливо выявляет ту интенцию, которую с самого начала имели брюсовские размышления о принципе субъективизации. Хотя и ограниченные материалом эпитетов, они были направлены на выявление феномена лиризации новой поэзии, в которой даже в таких мельчайших клетках поэтической ткани, как эпитет, сказывается присутствие автора. /107/




 



Читайте также: