Вы здесь: Начало // Литературоведение // Программа поэтики нового века

Программа поэтики нового века

Сергей Гиндин

филологических разграничений. В «Апологии» Брюсов говорил о символическом и «классическом» подходе к изображению как о двух исторически сменяющих друг друга способах достижения в общем одной и той же цели. Во «Введении» к «Истории русской лирики» на смену историко-литературному разграничению приходит типологическое, теоретико-литературное. Брюсов противопоставляет теперь не две стадии в развитии одного рода литературы, а две часто смешивающихся, но в принципе совершенно различных ее разновидности: «поэзию» и «лирику». Выделить эти разновидности можно в творчестве «поэтов всех времен», и, следовательно, специфика символизма может заключаться лишь в переносе центра тяжести, преимущественной концентрации па одной из этих разновидностей, а именно «лирике». Так субьективизация изображения в поэзии символизма впервые интерпретируется как лиризация поэзии.

Типичными представителями двух разновидностей поэтического творчества продолжают оставаться для Брюсова Пушкин и Тютчев. Стремясь выявить в их произведениях характерные особенности каждой из разновидностей. Брюсов обращался в работе над «Историей» к конкретным произведениям этих двух поэтов. Наиболее выпукло и преемственность с разборами из «Апологии», и качественно новый уровень теоретического осознания проблемы запечатлены в сравнительном анализе двух редакций знамени той пушкинской надписи «К портрету Жуковского». Свои наблюдения Брюсов заканчивает таким обобщением: «В этом примере уже воплощены две важнейшие особенности пушкинской поэзии: близость ее к разговорному языку и стремление пользоваться теми этитетами, которые обозначают определенное свойство самого предмета. Совершенную противоположность представляет поэзия Тютчева, который выбирает эпитет сообразно с тем впечатлением, которое производит предмет на поэта: ″Чуткие звезды…″, ″Магическая лупа…″ и многие другие. Вместе с тем это противоположность классической поэзии и символизма»22. Как видим, здесь на материале такого частного элемента поэтического языка, как эпитет, происходит возврат от абсолютизированного противопоставления и разрыва внешнего мира и души поэта к смелой и плодотворной мысли о том, что в поэзии Тютчева и близких к нему поэтов внешние явления не исчезают, по лишь перестают /105/




 



Читайте также: