Вы здесь: Начало // Литературоведение // Программа поэтики нового века

Программа поэтики нового века

Сергей Гиндин

механизм воплощения той «недоопределенности», или «неполной определенности», семантики поэтического произведения в целом, в которой Брюсов еще в «Ответе» склонен был усматривать характерную особенность символизма. Теперь для Брюсова было ясным, что «новая поэтика» не ограничивается характеристикой произведения как целого, но «должна преобразовать все учения о тропах, фигурах и других поэтических украшениях речи, весь этот хлам современной схоластики».

Субъективизация изображения как основа разграничения поэзии и лирики

Итак, в «Апологии символизма» в раздумьях Брюсова о неполной определенности символического произведения проявились два существенно новых момента. Во-первых, было указано на перемену предмета изображения, во-вторых, на механизм создания самой неопределенности, на лежащий в ее основе принцип соединения слов. Судьба этих двух наблюдений в дальнейших теоретических раздумьях молодого Брюсова оказалась различной. Ко второму он в прямой форме, насколько мне известно, больше не возвращался, возможно, почувствовав недостаточность доступной ему семантической номенклатуры для серьезной разработки вопроса. А вот первое наблюдение, которое можно назвать принципом субъективизации изображения, продолжало занимать Брюсова в течение ряда лет. претерпевая при этом весьма показательные модификации и уточнения.

В первый раз Брюсов возвращается к проблеме двух типов поэтического изображения в конце марта 1896 г. в реферате «К истории символизма»20. Полгода спустя принцип субъективизации получил дальнейшее развитие и закрепление во «Введении» к крупнейшему из брюсовских филологических начинаний 1890-х годов «Истории русской лирики». Поясняя заглавие и замысел своего труда, Брюсов во «Введении» пишет: «Произведения поэтов всех времен можно разделить на две большие группы. К первой принадлежат те произведения, в которых автор стремится насколько возможно более верно изобразить жизнь <…> Сущность произведений этого рода состоит в том, что поэт черпает содержание вне себя. Читая их, читатель как бы видит перед собой отрывок действительности <…> Характерный тип такого рода произведений /103/




 



Читайте также: