Вы здесь: Начало // Литературоведение // Программа поэтики нового века

Программа поэтики нового века

Сергей Гиндин

Мы, поэты, были бы счастливы, если б нашли другой… пока же мы должны совершенно забыть обычное употребление слова» (там же). Необходимость производить впечатление «соединением образов», «забывая» при этом «обычное употребление слова», усиливает внимание к звуковому облику слова, который также должен «принять во внимание поэт» (3. 1б, л. 56-55 об.).

И отталкивание от обиходного и научного словоупотребления, и подчеркивание значимости звукового облика слова в брюсовской статье безусловно предвосхищали футуристические и опоязовские концепции поэтического языка — недаром центральная реплика «Футуриста» о сущности поэзии в позднейшем диалоге Брюсова о футуризме15 звучит чуть ли не как цитата из «От автора». Но сам Брюсов в своих дальнейших раздумьях об отличиях слова в новейшей поэзии от слова в поэзии минувших эпох пошел по другому пути. Как представляется, это позволило ему открыть некоторые более глубокие семантические закономерности и в результате предсказать важные особенности поэтики не одной какой-либо из будущих школ, а едва ли всей русской поэзии XX в. Это открытие было сделано в выросшем из теоретической части «От автора» трактате «Апология символизма». «Апология» существует в нескольких редакциях, из которых опубликована — и то совершенно неудовлетворительно — только одна16. Далее будет рассмотрена редакция из рабочей тетради 25, датированная 13 февраля 1896 г.

Субъективизация предмета изображения в новой поэзии

Избрав отправной точкой для нового разговора о сущности символизма изложение знаменитого стихотворения Верлена «L’art poétique», Брюсов затем замечает: «… Верлен не сделал окончательных выводов. Он остановился на [совете быть неопределенным] и совете вызывать настроение музыкой стиха и направлять его в известном направлении неопределенными штрихами, оттенками» (3. 4, л. 16 об. — 17). Фактически, как видим, Верлен, в брюсовском представлении, остановился примерно там же, где в «От автора» остановился в анализе поэтического слова сам Брюсов. Теперь подобный ответ уже не удовлетворяет Брюсова: «При первом же взгляде возникает тысяча возражений — чем же неточность лучше точности? /98/




 



Читайте также: