Вы здесь: Начало // Литературоведение // Программа поэтики нового века

Программа поэтики нового века

Сергей Гиндин

О теоретических поисках В. Я. Брюсова в 1890-е годы

Сергей Гиндин. Фото: Алексей Морозов

Сергей Гиндин. Фото: Алексей Морозов

22 марта 1893 г. Валерий Брюсов записал в дневнике: «Что, если бы я вздумал на гомеровском языке писать трактат по спектральному анализу? У меня не хватило бы слов и выражений. То же, если я вздумаю на языке Пушкина выразить ощущения Fin de siècle! Нет, нужен символизм!»1. Запись эту не раз цитировали как свидетельство приверженности юного поэта делу создания нового течения. Но она замечательна и в теоретическом плане: 19-летний гимназист знает, что у поэзии есть свой «язык», и утверждает, что язык этот исторически детерминирован и по мере накопления подлежащих выражению явлений должен меняться. В 90-е годы XIX в. названные положения не были тривиальными ни для научного, пи для поэтического сознания. Уже это обстоятельство должно было бы сделать брюсовские воззрения на поэтический язык предметом внимания позднейших историков и теоретиков поэтики.

Однако до последнего времени ранние высказывания Брюсова по проблемам поэтики замечали2 лишь в связи с исследованием его собственного художественного творчества, а к их теоретическому статусу относились с недоверием. Так, Ю. Н. Тынянов, обнаружив в предисловии к «Chefs d’oeuvre» «тезис», предвосхищавший идеи формальной школы, тут же объявил его «глубину» возникшей независимо от намерений Брюсова, результатом «несложного парадокса»3. При этом, цитируя Брюсова не как коллегу-филолога, а как анализируемого художника без точной ссылки. Тынянов интересовавший его тезис исказил. Но за 60 лет никто этого искажения не отмстил — красноречивое свидетельство степени знакомства историков и теоретиков поэтики с идеями молодого Брюсова.

Недоверие исследователей, впрочем, отчасти объяснимо. Суждения о проблемах поэтики, опубликованные Брюсовым в 1890-е годы, немногочисленны и высказаны /87/




 



Читайте также: