Вы здесь: Начало // Литература и история, Литературоведение // Поэты «новой» эмиграции

Поэты «новой» эмиграции

Фабий Зверев

Одной из характернейших в творчестве Буркина является его небольшая поэма «Прогулка»:

Хрустит подлунная дорога,
И на прогулку вышел снег.
Глядит в пустые руки Бога, Грустит прохожий человек.
Грустит и верит в Божьи руки
И даже в Божью пустоту,
Пусть заложил он даже брюки,
Пусть верить и невмоготу…
Куда идти? Подняться выше,
Но правды выше тоже нет.
И небеса, как двор тюремный…

Очень русский, Буркин отлично сознает, что «грустный вой — песнь русская»:

Ну, а песни-то — все про лучину,
Про свечу, что вот-вот догорит,
Про такую родную дубину,
Что как ухнет, то чудо творит.

Может быть, лишь музыка разрывает тягостную тюрьму причин и следствий, тошного рационализма, приводит нас к сверкающей красе зауми:

Какие у музыки темы?
У музыки все впереди.
И рушатся годы и стены,
Чтоб в царство ее перейти.

К сожалению, Иван Буркин — редчайший гость в журналах и сборниках эмиграции.

Владимир Федорович Марков (р. 1920) — больше известен как крупный литературовед, знаток русского футуризма, эссеист. Он выпустил два сборника стихов — «Стихи» (Регенсбург, 1947) и «Гурилевские романсы» (Париж, 1960). Его «Поэма без названия» опубликована в журнале «Опыты» № 4, 1955:

Я мир листал, как книгу,
И в книге мир искал.
Но по какому мигу
И до сих пор тоска?…
… Бродяге поневоле,
С навязанной клюкой;
Готов расстаться с волей.
Чтоб обрести покой.

Маркова влекут и старинновидные романсные напевности «гурилевских романсов»:

Есть на свете и бродяги,
Есть на свете жизнь-дорога…
…И свечи заплывший столбик,
И внимательные брови,
И картина в круглой раме…

/77/




 



Читайте также: