Вы здесь: Начало // Собеседники // Почём продавал дачу Евтушенко?

Почём продавал дачу Евтушенко?

Опубликованы воспоминания известного юриста и мецената Михаила Цивина о Евгение Евтушенко.

Цивин вспоминает, что ему часто доводилось отдыхать в Абхазии в 70-х годах. Неподалёку от санатория, который находился рядом с Сухуми, располагался загородный дом Евтушенко. Сам Евгений нечасто бывал на даче, появлялся он там только для того, чтобы его очередная дама посмотрела на местные красоты.

Как то раз Михаил и его друг, директор Сухумского порта Рауль Эшбу, сидели в ресторане. Вдруг Эшбу попросил Цивина переговорить с Евтушенко на предмет того, не продаст ли тот ему свой загородный дом. Директор порта добавил, что до него дошли слухи о готовности артиста уступить дачу за 100 тысяч рублей. Цивин сильно удивился такой цене, эта сумма сопоставима с сегодняшними 10 миллионами.

В Москве Михаил Цивин начал разыскивать артиста, так как знакомство их было шапочным, действовать пришлось издалека. Он направился в Дом литераторов, где сыграл в бильярд с соседом Евтушенко по Переделкино, поэтом Александром Межировым. К разговору про Евтушенко подключились другие литераторы, которые оказались в это время в бильярдной. Они рассказали много интересных историй, но никто не смог помочь Цивину встретиться с живым классиком. Впоследствии он много раз пытался увидеться с поэтом, но у него ничего не получалось до тех пор, пока они не встретились на свадьбе.

Это была женитьба ученика Рихтера, известного пианиста Андрея Гаврилова, и японки Хидэко, тоже пианистки. В то время Евтушенко сам женился на иностранке – ирландке Джан Батлер – и пришёл в гости с дружеской поддержкой.

Все свадебные поздравления записывались на новый «Панасоник», гордо стоящий посередине стола. Цивин хотел поздравить молодожёнов такими строками: «среди фуг и муз Андрей Гаврилов и Хидэко скрепили нынче свой союз…» Однако присутствие Евтушенко смутило Цивина, и на просьбу жениха прочитать стихи Михаил пробормотал только строчку с такими словами: «и на мое четверостишье поэма Женина легла». Евгений Александрович отреагировал моментально и дополнил строку, получилось следующее: «и наступило вдруг затишье, как государственная мгла, и на мое четверостишье поэма Женина легла».

Таким непринуждённым образом завязалось общение Цивина и Евтушенко, и в скором времени дачный вопрос был обсуждён. Евтушенко сказал, что ездить на неё хлопотно, и готов расстаться с домом за 200 тысяч рублей. Озвученная цена совсем не удивила директора порта, который только цокнул языком и добавил, что цены растут на всё. У этой истории грустный конец – в 1991 году Рауль Эшбу, уже бывший директор гавани, был убит бандитами. Они взяли его в плен и требовали выкуп в 100 тысяч долларов. Дочь Инесса нашла требуемую сумму, но её отцу это не помогло. Дальнейшая судьба дачи неизвестна: в Абхазии начались военные действия.




 



Читайте также: