Вы здесь: Начало // Литература и история // Первая мировая война в стихах Вячеслава Иванова

Первая мировая война в стихах Вячеслава Иванова

Хенрик Баран

опубликованное через неделю после действий русских кораблей, усиливало этот общий публицистический гул.

Отметим, что сочетание военных мотивов с религиозными встречается и в других пасхальных номерах 1915 года. Так, напр., ″Утро России″ поместило три иллюстрации: первая — ″Пасхальные открытки в армию от союза городов″, вторая — ″Захваченные под Праснышем у германцев орудия″, третья — ″Св. София, ныне мечеть (Айя-София)″40. А передовица в другой газете, которая сравнивает страдания России за восемь месяцев войны со Страстями Иисуса, рисует следующую идиллическую картину недалекого будущего: ″После крестных страданий — день Светлого Воскресения. В небывалой мощи и славе встанет среди народов Россия. Мирно потекут воды синего Босфора у берегов русского Царьграда, с Карпатских вершин зоркий глаз будет сторожить русскую границу, в дружную семью сольются освобожденные славянские племена. Так завершится через малое время историческая миссия России среди народов41.

Начало передовицы в пасхальном номере ″Нового времени″ в 1915 г. проецирует события, переживаемые Россией, непосредственно на вечность:

″Ныне для нас мистерия религии сливается с мистерией истории, которая ведь есть часть природы, и в ней также умирают и оживают: хочется добавить: также умирают, но — веруют, и тогда — вторично оживают. Нынешний 1915 год, как мы веруем и чаем, сделается годиною воскресения славянских народов, над погребением которых столько потрудились и Тевтоны и Турки…″42

Такого рода оптимизм, предельно сакрализовавший восприятие войны, оказался непродолжительным. Через два месяца после взятия Перемышля крепость опять перешла в руки противника; из месяца в месяц немецкое наступление проникало все глубже на территорию России, а к концу 1915 года союзники покинули Дарданеллы. Стратегическое положение начинает оцениваться более трезво, а вопрос о колоссальных потерях на фронтах, раньше затушевывавшийся во имя предполагаемых побед, выдвигается на первый план. В дальнейшем, несмотря на цензурные ограничения, календарные номера отражают сдвиг в общественном мнении43. Во многих художественных текстах, опубликованных на Рождество 1915 года, появляется тема человеческих жертв, приносимых на алтарь войны. Характерно стихотворение Т.Л.Щепкиной-Куперник ″Мать″, в котором одинокая женщина горюет о гибели всех своих сыновей. Последняя строфа заканчивается вопросом, повисшим в воздухе: ″Шестерых, моя родимая, / Всех забрали шестерых… / Чем-то, родина любимая, / Ты заплатишь мне за них?..″44.

/179/




 



Читайте также: