Вы здесь: Начало // Литература и история // Первая мировая война в стихах Вячеслава Иванова

Первая мировая война в стихах Вячеслава Иванова

Хенрик Баран

окопами″ — последнее стихотворение Иванова, где военная тема заявлена открыто — дает картину ночного затишья на фронте, и некоторые строки его могут быть истолкованы в религиозном плане (″Полыхает мгла зыбучая, — / И плывут во мгле венцы…″)49. Второй текст, впоследствии разделенный на два произведения (″Невеглас″ и ″Эпод″) и включенный в ″Свет вечерний″, построен на сравнении между подвижником-простецом, который знал ″лишь Архангельский Привет″, но после смерти которого произошло чудо, и русским народом, от имени которого поэт молит Деву-Марию: ″Сократи мучений сроки, / Сроки тяжкие родин / И кровавых сих годин / Покаянные уроки″50. Несомненно, что эти строки — такие далекие от заявлений прошлой весны — воспринимались читателями как прямой намек на возрастающие страдания России51.

И, наконец, наступило Рождество 1916 г. На первом месте в литературной части рождественского выпуска ″Русского слова″ появляются два стихотворения Иванова — ″Бу́ди, бу́ди!″ и ″Замышленье Баяна″. В первом тексте, снабженном эпиграфом из ″Братьев Карамазовых″ — отрывком из речи Зосимы, — Иванов обращается к России, упоминая ее испытания (″годы крестного труда″) и призывая ее к покаянию и исполнению религиозного долга: ″О Христе молитесь, люди!″52. Второй текст снабжен эпиграфом из ″Слова о полку Игореве″, который вводит взаимосвязанные мотивы памяти и исторического творчества.

В отличие от ″Замышленья Баяна″, которое лишь косвенным образом — напоминанием о глубинных истоках русской православной культуры — могло быть связано со спецификой рождественского выпуска и обстановкой войны, ″Бу́ди, бу́ди!″ имело более непосредственное отношение к современной ситуации. Независимо от точной даты его написания (в автографе стоит ″декабрь 1916″, С. С. IV, 717), оно было напечатано и стало доступно читателю во время ″министерской чехарды″, углубляющегося экономического кризиса и постоянного ухудшения военной обстановки. Не исключено, что толчком к созданию стихотворения послужило и конкретное событие: начиная с 20-го декабря, газеты заполняются сообщениями о том, что найден труп исчезнувшего за несколько дней до этого Г.Распутина, версиями его убийства, а также многочисленными подробностями о его жизни и деятельности53. В этой атмосфере государственной и общественной тревоги Иванов опять облачается в одеяние пророка, но на этот раз его внимание сосредоточено на внутренней ситуации России, а не на конфликте с внешним врагом. Начинается новый этап участия Иванова в гражданской жизни страны, который будет продолжен в 1917-1918 гг.54

Автор выражает благодарность С.Лубенской, Г.Обатнину, А.Осповату и Б.Хеллману за помощь и советы при подготовке этой статьи.

/181/




 



Читайте также: