Вы здесь: Начало // Литература и история, Литературоведение, Переводчики // Б. Л. Пастернак — переводчик Верлена

Б. Л. Пастернак — переводчик Верлена

Ада Штейнберг

И в сердце растрава,
И дождик с утра.

Он как бы сразу задает совсем другой регистр — регистр народно-поэтического творчества, в котором звучат слова ″кручина″, ″дождик″, ″шумок″ (уменьшительные), ″растрава″ (устаревшее разговорное), ″бесталанной″ (также устаревшее), ″хандра″ (фамильярное) в соединении с чисто пастернаковским, совершенно неожиданным разговорным оборотом ″Откуда бы право″. Весь этот гетерогенный набор слов очень далек от лексики Верлена и несколько искусствен.

Надо отметить, что там, где Пастернак придерживается лексики Верлена с ее сочетанием с повседневной речью (например, в стихотворении ″Так как брезжит день…″), его перевод передает интонацию оригинала с большой достоверностью:

И коль скоро я, чтоб скоротать дорогу Песнею — другою спутнице польщу, А она судья, мне кажется, не строгий, Я про рай иной и слышать не хочу. Однако в данном переводе (″Хандра″) Пастернак преднамеренно отказывается от верленовской лексики и от всей системы намеков и недомолвок. Перевод оказывается эксплицитным. Поэтому там, где Верлен путем повторов только намекает о связи дождя с томлением лирического ″я″ (второе четверостишие), Пастернак поясняет напрямую — и в его пояснении проскальзывает насмешка:

О дождик желанный, Твой шорох — предлог Душе бесталанной Всплакнуть под шумок. В последних двух строках перевода даже появляется ассоциация с поговоркой, снижающая боль лирического ″я″ оригинала:

Когда не от худа
И не от добра.

В статье ″Шопен″, опубликованной в 1945 г.10, Пастернак писал, что ему не нравится ″повторение арии, без конца выделывающей голосом одно и то же″. Вероятно, что и повторы Верлена ему показались назойливыми, и он ограничился то скупыми аллитерациями (″и в сердце растрава″), то ономатопеей

(″О дождик желанный, Твой шорох — предлог Душе бесталанной Всплакнуть под шумок″). Кроме того (по акустической характеристике), у Пастернака преобладает признак компакта, а у Верлена — признак высокой тональности. Пастернак исказил не только инструментовку Верлена, но и выбрал совсем иной, чем у французского поэта, признак акустической характеристики. Пастернаковскому лирическому ″я″ не свойственна та щемящая жалость к самому себе. У Верлена это ″я″ (сердце) ″плачет″, а у Пастернака шорох дождя лишь ″предлог″ для того, чтобы ″всплакнуть″. Недаром утверждал Пастернак (стихотворение ″Имелось″):

Как музыка века в слезах,
А песнь не смеет плакать

(Выделено мною — А. Ш.) И если в этой ″ариетте″, слывшей жемчужиной французской поэзии, выразилась неповторимая музыкальность Верлена, то вольный перевод Пастернака, по сути дела, отменял принадлежность стихотворения ″Хандра″ к книге Верлена ″Песни без слов″. /100/




 



Читайте также: