Вы здесь: Начало // Литература и история, Литературоведение // Пастернак и Кузмин. К интерпретации рассказа ″Воздушные пути″

Пастернак и Кузмин. К интерпретации рассказа ″Воздушные пути″

Елена Толстая

коннотации; далее, море Описывается как взбесившаяся и свинская стихия — опять с явной евангельской реминисценцией, опосредованной сном Раскольникова. Небо также зверообразно, оно голодно и насыщается землей, как в известном теософском мифе. Это — ″новое″ небо, т.е. небо Апокалипсиса, однако новизна его — мусорная, ср. тему облака мусора, как бы порождающего бурю (также гностический мотив ″негодности мирового материала″).

Небо квалифицируется как ″убитое″ до твердости (Блок писал о военном небе: ″точно в самом небе можно протоптать и загадить дорожку″ (″Интеллигенция и революция″)), и эта ″твердь″ и называется ″путями″. Это единственный отклик в тексте на название рассказа. ″Воздушные пути″ характеризуются заданностью и высотой: сообщением рассказа, помимо отмеченной Л.Флейшманом темы ″границ″ и их преодоления, может быть ″обреченность высокой судьбе по свободному выбору″: именно таким описано год спустя небо в ″Спекторском″: ″Оно росло стеклянною заставой / И с обреченных не спускало глаз / По вдохновенью, а не по уставу″.

Выражение ″воздушные пути″, став популярнейшей фразой, в особенности в литературе эмиграции, осталось не вполне понятным.

Кто же летает ″воздушными путями″, помимо ″прямолинейных мыслей Ленина, Либкнехта и немногих умов их полета″?

Единственное, что противостоит миру распада и мусора в рассказе — это описание пенья птицы на заре. Щебет птички зажигается на высоте холодной утренней звездой: это прямая структурная оппозиция ″железной планете″. Но птичка продолжает самозабвенно петь, и вся растворяется в своем пенье. В этом описании упоминается многозначительный образ огромного удивляющегося глаза. Кажется, что в соположении с темой экстатического растворения певца в музыке вплоть до полного самоотрицания, образ ″огромного глаза″ может указывать на известный и центральный в романтической эстетике эпизод из рассказа Гофмана ″Кавалер Глюк″, — мистическое растворение музыканта в музыке, кульминирующее в поднятии его на высоту и поглощении его солнцем — глазом, символом Святого Духа17. Именно здесь я усматриваю структурную параллель, поддерживающую посвящение рассказа Кузмину. Для читателя двадцатых годов Кузмин был автором ″гофмановского″ романа ″Калиостро″, книги о художнике Митрохине, наполовину состоящей из гофмановских реминисценций, и новых стихов, пестрящих упоминаниями Гофмана (″Зеленая птичка″ (1921), ″Поручение″, ″Гофмановский лесок″ (1922) и др.18. Кроме того, Кузмину принадлежала оперная рецензия ″Орфей и Эвридика″ Кавалера Глука19, с гофмановской аллюзией в названии — концептуальная статья, как и ″Скороходы истории″, нападающая на программную принципиальность художников.

Кузмин, со своей стоической верностью мироустроительному ″пенью″, сам нашел ″птичью″ параллель своим заботам и делам: ″…Что не пили, не ели, не обувались / Духовными словами питались, / Что бедны мы (но это не новость: / Какое же у воробьев именье?″ Оправдание всего — в творчестве: ″Устало ли наше сердце, / Ослабели ли наши руки, / Пусть судят по нашим книгам, / Которые когда-нибудь выйдут″ (″Поручение″). Книга ″Параболы″, вершина творчества Кузмина, вышла в 1923 г. в Берлине,как раз во время пастернаковского пребывания там. Кроме евангельских ″птиц небесных″, за ″воробьями″ Кузмина, неустанно пишущими книги,угадываются другие, бедные, но певчие птицы: жаворонки, хвалу которым воздавал св. Франциск Ассизский: ″У брата жаворонка шлык, как у монаха, и он смиренная птица, потому что охотно ходит по дороге в поисках хлеба, а если находит его в грязи, то вытаскивает и ест. Летая, он славит Господа очень сладко, как добрые монахи, презирающие земное (…) Одежда его (крылья) похожи цветом на землю и этим он дает пример монахам…″20.

Если предположение о таком подтексте верно, тогда ″воздушные пути″ в рассказе амбивалентны: это и убитая твердь, по которой на высоте, достаточной для пересечения границ, идут намеренно загадочные ″ветки″ — и пути певчих птиц, опять-таки, определяемых через /93/




 



Читайте также: