Вы здесь: Начало // Поэзия и музыка // Островский современен «Современнику»

Островский современен «Современнику»

Занавес открывается, однако спектакль еще не начался. Он не начнется, пока мир, созданный на сцене, отделен от зрительного зала бутафорской кирпичной стеной, которую мы видим сразу после открытия занавеса.

Чтобы быть увиденным и услышанным, этот мир должен в буквальном смысле пробиться к зрителю, пробить эту зловещую стену – головой Владислава Федченко, играющего в пьесе заядлого театрала Хваткина. Хваткин пробивает собственной головой стену, стена обрушивается кирпичами… и спектакль «Современника» по пьесе Островского «Горячее сердце» наконец начинается. Символ, метафора, загадка? Конечно. И, как положено символу, он не поддается однозначному прочтению. Старшее поколение любителей театра, выросшее на Островском, поймет метафору более-менее буквально, поколение рокеров может вспомнить знаменитую «Стену» Pink Floyd, молодежь найдет свои ассоциации, – однако сам факт прорыва уже задает тон всему действу. Это скажется и в оформлении спектакля: по режиссерской задумке, в зрительном зале выделены специальные места для актеров-персонажей; неоднократно по ходу действия они спускаются в зал, чтобы герои Островского оказались нашими соседями.

В двадцать первом веке Островский читается иначе, чем в девятнадцатом или даже двадцатом; и хотя прямая сатира на нравы «хозяев жизни» с тугим кошельком и сегодня остается актуальной, текст Островского все больше воспринимается в качестве притчи. Не случайно Егор Перегудов, поставивший «Горячее сердце» на сцене «Современника», говорит об этой классической бытовой комедии или комедии нравов как о «поэтической комедии».

Хотя с еще большим основанием ее можно было бы назвать «поэтической трагикомедией», комедийный трагизм (или трагический комизм) которой постоянно, на всем протяжении спектакля, подчеркивается специфической тюремно-зоновской атрибутикой. Этот мотив звучит на разные лады, начиная с той самой стены в прологе и доходя до кульминации в режиссерской трактовке главного места действия – во дворе купца Курослепова: несколько угрюмых бараков, за темными силуэтами которых постепенно вырастает символ еще более безнадежный – мощная и мрачная сторожевая вышка. Это то самое «темное царство», в котором, как «луч света», заперто «горячее сердце» героини – юной и пылкой, рвущейся на волю Параши. Этот образ стал для играющей Парашу Светланы Ивановой своего рода дебютом на театральных подмостках, и прекрасным дебютом. Впечатляет и игра остальных актеров, занятых в проекте, – Дарьи Белоусовой, Василия Мищенко, Владислава Ветрова, Артура Смольянинова и других.




 



Читайте также: