Вы здесь: Начало // Литература и история, Литературоведение // ″Образ Италии″ и ″Образ России″ в последнем стихотворении Баратынского

″Образ Италии″ и ″Образ России″ в последнем стихотворении Баратынского

Татьяна Цивьян

/90/

Противопоставление ожиданно, почти клишированно; оно как бы лежит на поверхности (но от этого стихотворение не теряет в своей эмоционально-художественной напряженности): ″высокая″ горная Италия, «земля волканов», противопоставлена ″низкой″, плоской России, земле «степей». Горный рельеф гораздо более проработан и разнообразен — даже пещеры, навесы, гроты, т. е. углубления, также являются элементами гор, подчеркивающими изрезанность/вырезанность земли; даже «амфитеатр дворцов», расположенный над «яркой пеленой лазоревых валов» (вид на Неаполь, очевидно снизу, от моря) — это своего рода ″культурная гора″. В противоположность этому «овраг», прерывающий русскую «степь» — как бы спуск вниз, дополнительно подчеркивающий общую характеристику пространственного положения России: внизу.

Характерно еще одно противопоставление Италии и России, которое на глубинном уровне оказывается объединением: море/суша, но суша, представленная степью, «сухопутным аналогом моря», как это показано в недавней работе В. Н. Топорова в связи с вопросом о «соотнесении моря и степи, об их — в известной степени — взаимозаменяемости и ″синонимичности″, о ″переживании″ их как важной части интегрального жизненного опыта».7

Не менее отчетливо и ожиданно климатическое противопоставление «сладкого» (что звучит явным переводом dolce в значении ′приятный, ласковый, милый′ и под.) итальянского юга и «льдистого» русского севера: солнце, ″пламенный″ зной и теплый зефир там и морозы, вьюги, метели, снега, лед, долгая зима и короткое лето и северный «бурнодышащий аквилон» здесь. И естественно, что в благодатном южном климате вся земля становится цветущим и плодоносящим садом. Здесь в игру вступает и значимое ″цветочное″ имя Жьячинто, т. е. ′Гиацинт′: можно вспомнить, что в стихотворении 1821 г. Я возвращуся к вам, поля моих отцов… Жьячинто появляется в ″ботаническом″ окружении:


7 В. Н. Топоров. О поэтическом комплексе моря и его психофизиологических основах, в сб.: История культуры и поэтика, М. 1994, с. 39 и passim.




 



Читайте также: