Вы здесь: Начало // Литература и история, Литературоведение // ″Образ Италии″ и ″Образ России″ в последнем стихотворении Баратынского

″Образ Италии″ и ″Образ России″ в последнем стихотворении Баратынского

Татьяна Цивьян

/94/

уже давно,9 но здесь верифицированное и одушевленное свидетельством очевидца, строго говоря, ничего, кроме ″эффекта присутствия″, к уже известному не прибавившего.

Этот образ ″пересказанной Италии″ оказался для поэта столь важным, что стал доминировать над его собственными, непосредственными впечатлениями от ″увиденной Италии″. Сначала перечисляется то, что было услышано от Жьячинто (Везувий, Колизей…, такие характерные и поражающие воображение ″северного″ ребенка детали как описание сиесты — «тех пламенных часов, / Что, по твоим словам, со стогнов гонят псов»10 — и т. п.), но и далее, уже ″своими глазами″ Баратынский видит именно то, что было воспринято от «дядьки-итальянца», и повторяет ″урок″ как благодарное воспоминание и как доказательство того, насколько прочно вошла Италия в его собственный мир, ср. примечательное введение этого фрагмента:

А я, я с памятью живых твоих речей
Увидел роскоши Италии твоей!

Увиденное производит такое впечатление потому, что воплощает и закрепляет ″образ″, уже и до этого бывший живым, благодаря свидетельству ″из первых рук″, от своего «вожатого». Возможно, Боргезе был родом из Неаполя, и поэтому описание увиденной Италии сосредоточено на «Неаполе твоем нагорном»: Баратынский как бы проходит тем путем-маршрутом, который был ему назначен еще ″там и тогда″, «в пределах наших льдистых», и «солнечная слава» Неаполя подтверждает верность затверженного душой ″образа Италии″.11


9 В данном случае мы не касаемся ни источников, ни хронологии его создания, ни многочисленных его воплощений — ко времени Баратынского.

10 Впрочем, эти строки могут иметь и иное истолкование, связанное с историческими событиями. См.: «Имеются в виду пушки замка св. Эльма, удерживаемого французами; в мирное время залп этих крепостных орудий возвещал о наступлении полудня» (Е. А. Баратынский. Стихотворения. Поэмы. Изд. подгот. Л. Г. Фризмаи, М. 1983, с. 669).

11 Комаровский в своем, уже упомянутом здесь, итальянском цикле, использует обратный прием: и он берет готовый ″образ Италии″, готовый туристский маршрут, по при этом создает эффект своего собственного присутствия: пусть он в толпе туристов и, как и они, не отклоняется от Бедекера, но в этих пределах он видит все сам и по собственному выбору.




 



Читайте также: