Вы здесь: Начало // Литература и история // Об одном загадочном стихотворении Даниила Хармса

Об одном загадочном стихотворении Даниила Хармса

Лазарь Флейшман

о подготовке нового календаря, в котором, в соответствии с почином Ольминского, летосчисление шло с 1917 г., а год открывался седьмым ноября16.

Если для нас ныне эти события17 кажутся мимолетным юмористическим эпизодом в анналах советской истории, то для очевидца-современника они приобретали катастрофическое18 и едва ли не эсхатологическое значение. Данный исторический фон позволяет расшифровать стихотворение Хармса. Оно начато по горячим следам введения «пятидневки», накануне первого из уцелевших (в качестве общих для всего населения) «дней отдыха»19 — все остальные выходные становились «скользящими» и распространялись каждый раз лишь на «пятую часть» работающих20. Отсюда упоминание /255/ «сундучка в четыре дня» и мотив «делимости» новой недели. Первым разрушение названо у Хармса, видимо, потому, что начатая ломка, устраняя на практике «субботы» и «воскресенья», в ноябре 1929 г. еще не увенчалась утверждением нового календаря. Вопрос о нем находился в стадии обсуждения21, но «безбожная» направленность22 намеченных мер (вопреки заверениям Ларина) выглядела неотвратимой, как ясно было и то, что самый термин «воскресенье» становится нецензурным23. Можно предположить, что сравнение укороченной недели с полетом «пули» представляет собою «вывернутый наизнанку» мотив запрета «воскресенья» и отсылает к приурочиванию создания человека в Библии к «дню шестому»24. С библейским же подтекстом связан и пародийный /256/




 



Читайте также: