Вы здесь: Начало // Литературоведение // О поэтике Бориса Пастернака

О поэтике Бориса Пастернака

Кирилл Тарановский

Такие стихи должны быть целебны от туберкулеза». К словам Цветаевой близка и формула Тынянова в статье «Промежуток» (1924): «вещь будничная и эмоция».

Пастернак и сам описывал свой творческий процесс и дал лучшее описание своего образа мира. Я имею в виду следующие строки из его «Повести» (1929): «Дождь был первой подробностью наброска, остановившей Сережу… Местами он выводил слова, которых нет в языке. Он оставлял их временно на бумаге, с тем, чтобы потом они навели его на более непосредственные протоки дождевой воды в разговорную речь, образовавшуюся от общенья восторга с обиходом». Этот пастернаковский «обиход» — слово более точное, чем цветаевский «быт», потому что в последнем присутствует оттенок уничижительности.

Эта идея «вседневности» была подчеркнута поэтом еще и в первой части автобиографической «Охранной грамоты» в том же 1929 г.: «Людей мы изображаем, чтобы накинуть на них погоду. Погоду, или, что одно и то же, природу — чтобы на нее накинуть нашу страсть. Мы втаскиваем вседневность в прозу ради поэзии, мы вовлекаем прозу в поэзию ради музыки».

Та же мысль о страсти, завладевающей миром, выражена и в стихотворении «Определение творчества»:

И сады, и пруды, и ограды,
И кипящее белыми воплями
Мирозданье — лишь страсти разряды,
Человеческим сердцем накопленной.

Поэзию Ахматовой Пастернак хвалил в особенности за ее реалистические подробности: «Я завидовал писателю, который умел сберечь частицы действительности, уроненные в ее поэтическую книгу» («Автобиографический набросок», 1956). Не приходится удивляться, что Пастернак, так ценивший эти «частицы действительности», изобрел «Всесильного Бога деталей, Всесильного Бога любви» и пишет:

Не знаю, решена ль
Загадка зги загробной,
Но жизнь, как тишина
Осенняя, — подробна.

А. К. Жолковский недавно определил тематические инварианты поэзии Пастернака как «единственность и великолепие мира» — эта идея «единства» работает в поэзии Пастернака на многих уровнях. Пастернак умеет соединить в одном стихотворении разнороднейшие образы и мотивы, свести предметы из совершенно различных областей человеческой жизни. Эта идея работает даже на языковом уровне: он умеет /211/




 



Читайте также: