Вы здесь: Начало // Литературоведение, Собеседники // О мифотворчестве Вячеслава Иванова: Повесть о Светомире царевиче

О мифотворчестве Вячеслава Иванова: Повесть о Светомире царевиче

Томас Венцлова

посредством образа, «баснословия». Герои повести, весьма начитанные не только в Библии, но и в античных авторах, постоянно осмысляют различные жизненные положения в мифологических символах (305, 314, 326, 341); более того, они интерпретируют свой собственный путь как повторение архетипа. Так, Владарь объясняет свою болезнь по сказанию о царе Давиде, а мать его — по сказаниям об евангельском Лазаре и пророке Ионе (271, 277). История князей Горынских интерпретируется по аналогии с историей потомства Кадма (258). В послании Иоанна Пресвитера оказываются синонимичными Вакх и Ной (357). Отрада формулирует мифологическое тождество рождения и смерти (283), Епифаний — «сообразованность» горнего и дольнего, макрокосма и микрокосма (292), и т. п.

Особенно свободно синтезируется и перекодируется друг в друга греческий и славянский материал (ср. аналогичный подход у Мандельштама). На поверхностном уровне взаимообратимость славянского и греческого (а также славянского и иудейского) выражается переводом имен: Евфросиния (‘благое расположение’) — Отрада, Серафим (‘огненный, пламенеющий’) — Светомир, Фотиния (‘светлая’) — Зареслава и др. (отметим еще Акрополь — Вышеград, 359).

В связи с перекодировкой любопытен вопрос об отражении в Повести… автобиографических моментов. Личные подтексты ее уже отмечались: прежде всего это относится, разумеется, к истории любви Владаря к Гориславе и Отраде. 12 Приведем несколько дополнительных наблюдений. В стихотворении из «Римского Дневника», написанном 1 сентября 1944 года, Вячеслав Иванов прямо соотносит себя с Владарем (а неявным образом и со Светомиром). 13 Симон Хорс есть отражение или, точнее, ипостась библейского Симона волхва (ср. 316): однако не исключено, что этот двусмысленный и не без некоторой симпатии изображенный персонаж, посол «от архонтов звездных» (348), в биографическом плане соответствует Анне Минцловой, которая общалась с Ивановым в пору его гностических /121/




 



Читайте также: