Вы здесь: Начало // Литературоведение, Собеседники // О Чехове как представителе «реального искусства»

О Чехове как представителе «реального искусства»

Томас Венцлова

Люди, львы, орлы и куропатки…
Антон Чехов, Чайка

медведи волки тигры звери еноты бабушки и двери
Александр Введенский, «На смерть теософки»

Название этой работы — как, вероятно, догадается любой специалист по русской литературе двадцатого века – не имеет ничего общего с традиционным определением Чехова как реалиста. Речь идет об «Объединении реального искусства» (ОБЭРИУ) — группе писателей, работавшей в Ленинграде в конце двадцатых годов. Сегодня эта группа, преданная забвению в сталинский и ранний послесталинский период, привлекла внимание исследователей как в России, так и за ее пределами.1 Творчество ее участников, прежде всего Александра Введенского и Даниила Хармса, на несколько десятилетий опередившее западную «школу абсурда» (Беккет, Ионеско и др.), признано значительным явлением русской и мировой культуры. Множество произведений Введенского и Хармса сейчас издано, хотя работу по их публикации и комментированию нельзя считать завершенной.

Tomas Venclova

Томас Венцлова. Фото с сайта kaunoaleja.lt

«Реальное искусство» отличается редкостной причудливостью, нарушающей практически все законы литературного дискурса и так называемого здравого смысла. Найти для него прецеденты — не самая легкая задача. Указывалось на связи и параллели обэриутов с фольклором и творчеством детей, с русскими классиками девятнадцатого века (Пушкиным, Гоголем, Достоевским), с Хлебниковым, с литературой романтического гротеска, а также с такими авторами, как Кнут Гамсун, Льюис Кэрролл, Христиан Моргенштерн. Сам Даниил Хармс в сочинении «Сабля» в /33/




 



Читайте также: