Вы здесь: Начало // Поэзия и музыка // Мефистофель и добро: неожиданный поворот в пьесе Дмитрия Бертмана «Фауст»

Мефистофель и добро: неожиданный поворот в пьесе Дмитрия Бертмана «Фауст»

В Эстонии Дмитрий Бертман, художественный руководитель российского театра «Геликон-опера», представил на сцене таллиннской Национальной оперы свою трактовку знаменитого произведения «Фауст».
Билеты были раскуплены вмиг. Что же так заинтересовало зрителей в новой интерпретации лирического произведения? Как оказалось Бертмана здесь знают и ждут, и в то же время популярное произведение в Таллинне не видели уже 60 лет. Руководитель театра не особо распространялся о задумке своей постановки, только сказав, что обесценивание истинных человеческих качеств в наше время страшнее экономического кризиса. Для демонстрации этой проблемы «Фауст» подходит как ни одна другая постановка. Известный сюжет о пожилом ученом, продавшего себя с потрохами дьяволу за возможность стать молодым и получить плотские утехи, в новой интерпретации акцентирован на теме любви и предательстве Фауста и Маргариты. Спектакль построен на полной оппозиции: с одной стороны мы видим средневековую церковь, с другой внедрение ноток реальности и пошлого «разгуляя». Здесь воплощено полное разграничение этических понятий тьмы и света, святости и греха, добра и зла. Вначале мы видим церковные стены, уходящие ввысь, освещенный солнцем витраж над входной дверью в храм, и мерцающий тусклый красный свет, сопровождающий людей в церкви.

И тут внезапно врываются дамы из толпы прихожан и начинают танцевать перед алтарем. К ним присоединяются мужчины в чулках и с заячьими ушами. Полная вакханалия! Вся опера построена на символизме. Зрители на лету схватывали и понимали прямой тон постановки. Восторг, шок, переживания за Маргариту – все эти чувства не оставили равнодушными таллиннскую публику. Чего только стоит образ Дьявола! Он красивый и высокий служит литургию для прихожан. Сатана в пьесе оказался единственным кто утешает сумасшедшую Маргариту. В этом моменте можно прочувствовать всю двойственность и пошлость стандартов. Так человеческое моральное разложение оказалось страшнее, чем демоническая сущность Мефистофеля. Маргарита же представлена в идеалистическом светлом образе. Она – это олицетворение любви, которой недостоин Фауст. Однако ничего в этом мире лжи Маргарита изменить не может. Финал пьесы показывает, что выхода нет.

Даже искорка надежды изменить весь земной глум исчезает. Хотелось бы отметить слаженную работу дирижера с оркестром, хора, декоратора и хореографа. Благодаря их стараниям и отличной игре актеров опера смотрится на одном дыхании. Очень жаль, что Дмитрий Бертман не может показать постановку москвичам, так как в столице РФ до сих пор не могут построить сцену для «Геликон-оперы».




 



Читайте также: