Вы здесь: Начало // Поэзия и музыка // Мартин Вуттке с открытием фестиваля сделал реверанс своему актерскому прошлому мастерству

Мартин Вуттке с открытием фестиваля сделал реверанс своему актерскому прошлому мастерству

Актер Мартин Вуттке известен зрителям по прекрасно исполненным ролдям в таких спектаклях, как «Мастер и Маргарита» и «Карьера Артура Уи».

В мольеровской трилогии Вуттке выступил одновременно режиссером драматургом и актером, создавая в Фольксбюне в Берлине «Дон Жуан» и «Мизантроп». Совместно с Анной Хизен он переписал текст, дополнив его цитатами из Арто Антонена, который по их мнению смотрел на игру актеров и вообще на театр в целом, как «нездоровый человек». К болезням почек, крови и желудка у Аргана прибавили психическое расстройство, а его служанка Туанета и дочь решили водить глубоко философские беседы об абстрактном-из уст молодых девушек это звучит еще мелодичней.

При этом искать параллели режиссур Вутке с нашим временим не счел нужным, потому, как это может привести к национализму. Его герои-люди другой эпохи и иной политической ситуации, в связи с чем «Мнимый больной» был отождествлен с французским ярморочным балаганом XVIII века. Смесь пространных действий Арто и чистой комедии Мольера должно вызывать интересный комичный эффект.

Однако у зрителя комедия вызвала другие чувства-через четверть часа зал начинал пустеть, что указывало на не лучшую режиссерскую работу Вуттке, которую не могла оправдать его работа Актера на сцене в образе. Люк Бонди, который спустя двенадцать лет после потрясения московских зрителей детальным разбором «Чайки» Чехова на сей раз так же не пришелся по вкусу москвичам. Пьеса Петера Хандке «Счастливые дни Аранхуэса», хоть и выставились в иной манере-как бы за кулисами. За кулисами молодые женщина и мужчина беседовали о возвышенных чувствах и причинах их появления и о причудах женской изменчивой природы, что выглядит, как прием у психиатра, не ведущий ни к чему конкретному.Дорте Лиссевски и Бургтеатра Йенс Харзер, сидя на садовых пластиковых стульчиках практически без движений принимают участие в суровом эксперименте Бонди, суть которого заключается бездвижно исполнять бессмысленный и бессюжетный текст Хандке.

Даже когда Бонди решает встать и примерить костюм индейца-его останавливает партнерша, вспоминая их договоренность об отсутствии действий. В целом игра даже без движений выглядит убедительно, и наверняка могла бы похвастаться одобрением самого Станиславского. Однако бегущая строка текста оставляет эмоции речи бездыханной и безжизненной в МОДИ «Кузьминки», рассчитанный на тысячу зрителей. Спектакль был более ориентирован на интимную обстановку камерного зала, однако впереди у фестиваля есть шансы удивить зрителя игрой Люка Персеваля, Някрошюс и Петера Штайна.




 



Читайте также: