Вы здесь: Начало // Литература и история, Литературоведение // Марк Александрович Алданов: жизнь и творчество

Марк Александрович Алданов: жизнь и творчество

Николас Ли

по отношению к другому человеку могут обеспечить подобие земного счастья и бессмертия души.

Стиль повествования и диалога меняется соответственно жанровым требованиям многопланных алдановских романов. Отсюда в них получается полифония интонации. Одна тональность постоянно сменяется другой. Голос всезнающего автора-очеркиста звучит «горько, трезво и умно»,34 а вымышленные персонажи гораздо полнозвучнее и разнообразнее в своих выражениях. Разговорные словечки и повествовательные стилизации часто дают местный или временной колорит, но при всем том основным лингвистическим фоном Алданова остается русский литературный язык второй половины девятнадцатого века. Называя его «литературным старообрядцем»,35 Сабанеев указывает на его «идеальную чистоту и тщательность письма… крепость фразы, ее постоянную ясность, прозу без малейшего оттенка ′поэтичности′».36

И в жизни и в творчестве Алданов руководствовался правилом Декарта: ″Bene vixit bene qui latuit″ («Хорошо жил тот, кто хорошо скрывал»). По свидетельству людей, знавших Алданова, тот же скептический пессимизм, та же двойственность по отношению к жизни характеризовали и его как человека и писателя.37 Но бесспорно утверждение Н. И. Ульянова, что «писательское лицо не тождественно с житейским обликом его носителя».38 Андрей Левинсон констатирует, например, что Алданов разрушает преемственные легенды «с ожесточенным хладнокровием».39 Г. В. Адамович слышит «сдержанный, приглушенный лиризм» на страницах, где говорят скептики,40 и видит за скромной вежливостью Алданова по отношению к читателю основную смелость и твердость его творчества, целиком ориентированного на принцип честности и правдивости, без всякой приправы или украшения.41 Высокие личные качества Алданова остаются вне сомнения. Сабанеев отмечает его «моральный облик изумительной чистоты и благородства … благожелательность, неизменную скромную доброту… большую моральную чистоту»,42 а Адамович указывает на его «совершенное душевное джентльменство»43 и «подчеркнутую корректность».44




 



Читайте также: